Даже самые ненаблюдательные из зрителей отметили негативную тенденцию в современном кино, где многочисленные ремейки и сиквелы все больше вытесняют оригинальный материал. Все чаще критике подвергается качество сценариев как масштабных блокбастеров, так и независимых картин. В таких условиях литература, ежегодно пополняемая новыми интересными историями, остается важным источником вдохновения.

Дарья Смолина отмечает произведения, на которые кинематографистам стоит обратить свое пристальное внимание.

Селеста Инг
«Все, чего я не сказала»

Тело 16-летней Лидии Ли найдено в озере, а значит наступил конец тщательно выстроенной иллюзии счастливой семьи. Место действия – маленький городок в штате Огайо, в самом разгаре весна 1977-го. Дети Ли, чьи родители – китайский иммигрант во втором поколении и классическая американская блондинка, переживают нелегкие времена, будучи единственными азиатами в своей школе. Тонко и без излишнего пафоса затрагивая расовые проблемы, автор, однако, акцентирует внимание на других вопросах. Роман Инг, как и нашумевшие «Милые кости», описывает жизнь семьи, вынужденной жить с последствиями непоправимого, но в бедах родных Лидии нельзя обвинить соседа-маньяка.

«Все, чего я не сказала» – размышление о цене умалчивания и сдерживания эмоций, о попытках скрыть свое истинное «Я», чтобы соответствовать чужим ожиданиям, и о том, что ад – не только другие люди, но и ты сам. Многослойная история несет потенциал сильной семейной драмы, затрагивающей, но не эксплуатирующей актуальные темы, и говорящей о простых, даже повседневных, но от того не менее страшных вещах.

Энтони Дорр
«Весь невидимый нам свет»

Неумолимые тропинки Второй мировой войны сводят невыразимо далеких друг от друга людей. Она – слепая французская девочка, живущая с отцом, хранителем музея естественной истории. Он – талантливый немецкий сирота, который мечтает о будущем ученого или инженера, но оказывается отправлен в закрытую школу для надежд Третьего рейха.

История Дорра  — трогательный, пугающий, пронизанный волшебством, невыразимо жестокий и довольно непривычный для нас взгляд на трагедию войны. Не из мрачных бараков лагерей смерти или опустошенных войной русских городов, а из Европы, где люди, чьи судьбы так же закружило вихрем истории, делали свой непростой выбор и пытались обыграть розданные жизнью карты. Это роман о том, что хорошие и плохие люди не всегда оказываются там, где того ожидаешь, и даже поверженное добро еще достаточно сильно, чтобы побеждать зло. Экранизацию книги хочется ждать не только из-за темы, но и ради возможности полюбоваться красотами древнего города Сен-Мало, ощутить близость моря и стать чуточку ближе к невидимому свету, который соединяет вопреки расстояниям.

Дэвид Кроненберг
«Употреблено»

В Париже расчленена и съедена скандально известная женщина-философ, прославившаяся благодаря исследованию теории потребления и отличавшаяся эксцентричным образом жизни. В расследование убийства, вероятно совершенного супругом и коллегой жертвы, независимо друг от друга оказываются вовлечены фотограф и журналистка, которых связывает общая постель и безумная страсть к гаджетам.

Дебютный роман скромного канадского пенсионера полностью оправдывает ожидания: смысловые игры переплетаются с ужасающими описаниями, поданными с пугающей увлеченностью, жизнь талантливо имитирует смерть, а приборы врастают в плоть, чтобы дать новые, невероятные формы. Зародившаяся в конце 70-ых философия Кроненберга в новых технореалиях эволюционирует, но не уходит далеко от своей первобытной дикости, отчего произведение оказывается очень близко к его ранним работам. Пока поэт девиаций снял на основе романа два сомнительных короткометражных фильма, однако хочется надеяться на полнометражную экранизацию. Ведь как показала довольно неоднозначная книга, Кроненберг, столь часто обращающийся к описанию происходящего на видеопленке или через призму камеры, гораздо увереннее говорит визуальным языком. И «Употреблено», со своей многогранной маргинальностью, может служить возвращением к истокам, которого давно ждут поклонники творчества мастера.

Гейл Форман
«Всего один день»

Американка Элисон, путешествующая по Европе после окончания школы, получает возможность посетить город своей мечты, Париж, да и еще и вместе с обаятельным незнакомцем. Авантюрное приключение длится всего день, после которого девушка, сумевшая вдохнуть опьяняющий дух свободы, возвращается домой, к своей серой обыденной жизни.

История Форман, кажущаяся на первый взгляд банальным романом о слащавой влюбленности двух красивых людей, оборачивается историей о сложностях взросления, непростом поиске и обретении внутреннего голоса. Лишь начинаясь там, где обрывается «Перед рассветом» Ричарда Линклейтера, роман акцентирует внимание не на романтичной встрече, а на ее последствиях. В условиях, когда достойные мелодрамы становятся дефицитным продуктом, экранизация произведения Гейл Форман, с его живым, так далеким от туристической банальности Парижем, приятными, но небезупречными героями и здравыми идеями, кажется неплохим кандидатом на вакантное место в жанре.

Тана Френч
«Рассветная бухта»

В доме в недостроенном коттеджном поселке на берегу залива жестоко убита семья с двумя детьми. За расследование берутся детективы из Дублинского отдела убийств, которые начинают погружаться в казавшуюся столь безоблачной жизнь жертв, рискуя обнаружить немало страшных тайн. Роман ирландской писательницы повествует о монстрах в голове и монстрах под кроватью, об опустошительном зле, которое представляют собой не убийцы без лица, а кризисы, безработица и социальные потрясения.

Тана Френч полюбилась читателям вовсе не из-за невероятных сюжетных ходов или неожиданности разгадок, а за счет умения тщательно анализировать психологические аспекты своих историй, препарируя души, ситуации, обстоятельства. Преступление в ее романах никогда не проходит без следа, оно разрушает до основания, не оставляя камня на камне, а неповторимую атмосферу книг можно, кажется, ощутить всеми рецепторами. Любой из ее пока немногочисленных романов достоин быть перенесенным на экран, однако «Рассветная бухта», во многих смыслах самое жуткое из ее произведений, кажется наиболее удачным выбором. Во многом благодаря жанровой принадлежности возможной экранизации, балансирующей на грани драмы, триллера и монкьюментари хоррора.

Нил Гейман
«История с кладбищем»

Любопытный годовалый малыш забредает на живописное древнее кладбище, и сам того не зная, спасается от кровожадного убийцы своей семьи. Ребенка усыновляет пара милых пожилых призраков, а многочисленные обитатели погоста учат ребенка грамматике, математике и истории, которую они видели своими глазами. Замечательная сказка Нила Геймана, неожиданное переосмысление «Книги джунглей» через призму потустороннего, представляет собой идеальное развлечение как для взрослых, так и для детей.

Экранизация «Истории с кладбищем» — самый настоящий долгострой, который неоднократно передавали из рук в руки, а затем убрали пылиться на полке до лучших времен. А жаль, ведь повесть Геймана имеет большой потенциал, а в руках умелого постановщика может стать и визуальным пиршеством, и пищей для ума. Поклонники всего мрачного и инфернального замерли в ожидании.

Жоэль Шарбонно
«Испытание»

В постапокалиптическом мире, отравленном последствиями ядерной войны, кандидаты на руководящие посты и статус лидеров нового мира проходят жесткий отбор, о котором ходят лишь смутные слухи. Юная Сия прикладывает все усилия, чтобы попасть в число претендентов и заполучить право на успешную карьеру, но добившись желаемого, с горечью осознает, что грядущее испытание будет далеко не легкой прогулкой.

Роман Шарбонно страдает многими из характерных подростковым антиутопиям недостатков, от явного сходства с другими представителями жанра до провальных продолжений успешной первой книги. Однако «Испытание» выделяется за счет наличия логичной и хладнокровной рассказчицы, умения автора конструировать напряженные и динамичные сцены и реалистичной брутальности, которой часто не достает произведениям о жестоком будущем. У жанра антиутопии было и остается немало поклонников, поэтому следующим кандидатом на экранизацию вполне может быть «Испытание», тем более что его потенциальная адаптация видится не очередным двойником «Голодных игр», а смесью «Экзамена», «Обители зла 2» и «Дороги». При условии вдумчивого подхода и полного отсутствия продолжений можно рассчитывать на любопытный продукт.

Мариша Пессл
«Ночное кино»

В Нью-Йорке покончила с собой дочь скандально известного режиссера фильмов ужасов Станислава Кордовы. Пролить свет на причины трагедии берется опальный журналист, некогда опозоренный при попытке раскрыть личность творца, который никогда не появляется на публике и, возможно, даже не существует. Международный бестселлер Пессл вполне заслужил свой громкий статус, ведь писательница не только создала убедительную мифологию, но до мелочей продумала фильмографию режиссера и подготовила дополнительные материалы для особенно находчивых читателей. Выдуманный ею Кордова соединяет режиссерский почерк Хичкока, внешность Линча, запутанную личную жизнь Ардженто и Ходоровски с таинственностью Томаса Пинчона.

Роман Пессл — масштабный опус о единстве черной магии и магии кино, об изощренном искусстве конструирования реальности, которая легко поддается манипуляциям не только под объективом кинокамеры. И хотя «Ночное кино» без труда оживает перед внутренним взором во всей своей пугающей полноте, хочется непременно увидеть экранизацию. Желательно, в виде мини-сериала.

Эмма Клайн
«Девушки»

Изнывающая от тоски во время летних каникул школьница Иви случайно знакомится с компанией вызывающе красивых, ярких и свободных девушек. Ее новые знакомые живут с группой единомышленников на ранчо, которым управляет харизматичный и невероятно убедительный лидер Рассел, пытающийся подписать музыкальный контракт. Вскоре девушка понимает, что стать частью этой общины будет не так просто, а ее подруги способны на очень многое. Молодая писательница из Калифорнии использовала в качестве вдохновения одну из самых кровавых страниц в истории родного штата, основывая свою роман о взрослении на жизни «Семьи» Чарльза Мэнсона.

В романе Клайн центральную роль играют не убийства или личность лидера коммуны, а  причины, которые приводят молодых людей из хороших семей в токсичные и разрушительные сообщества. Автор показывает, как путь к свободе может обернуться рабством, а поиск дружбы привести на кривую дорожку, и гадает, как живется им, оставшимся на воле членам «семьи», продолжающим жить со своим страшным и прекрасным прошлым. Кинематографисты не раз обращали внимание на эту драматичную историю, но никогда, кажется, не пытались посмотреть на нее под таким углом.

(Книга готовится к изданию на русском языке)