Банши (Banshee), 2013-2016, Алан Болл

Екатерина Волкова рецензирует «Банши».

Банши — тихий городок, в американской глубинке старательно вырезанный из реальной жизни, который создатель концепта «секс, V, рок-н-ролл» Алан Болл щелчком пальцев перенес в кинематографическую вселенную, отгородив от мира колючей проволокой и цветовой палитрой. Новый проект идентичен натуральному, разве, что «V» заменили таблетки экстази, помеченные черепами, а супернатуральную нечисть амиши, украинцы, индейцы и неонацисты. Банши – типический городок, где проблемы негра шерифа не волнуют ровно до тех пор, пока шерифом не становится бывший зек и просто хороший парень… безымянный хороший парень. Вот уже на протяжении трех сезонов настоящее имя главного героя сериала держится в секрете, сценаристы ходят по краю мифа и под неусыпным оком Большого брата, ибо имя героя дает власть врагам над его судьбой, а Никого никто убить не может. Лжешериф Лукас Худ идеально вписывается в киновселенную Дикого Запада. Банши, терроризируемый богатым харизматичным бандитом с запуганными (индифферентными) жителями и купленными копами – точка на карте этой киновселенной. Недаром ключевая сцена первой серии отработана в баре (салуне), традиционном для завязывания знакомств и сюжетных линий, где в деревянные панели на веки вечные впитался запах крови. Даже тема недобитых индейцев находит в «Банши» воплощение. В разрез с политкорректными речами о «зараженных черной оспой одеялах», рисуя историю современного племени красными красками и подчеркивая, что «свобода» понятие относительное, дикари не поддаются перевоспитанию, а: «территория, которая не наша, все-таки наша», — неточно цитируя Траволту в «Дикарях».

Банши  1

«Банши», рецензия

Олдскульная оторванность от жизни оставляет решение всех проблем за кулаками и свинцом. Кости ломаются с громким треском, мозги вышибаются без вопросов, глотки вырываются со смаком. Главное чтобы звезда с рубашки не откололась, а яйца у главного героя по определению из титана. Перед мордобоем все равны, в том числе классические кинематографические красотки кинематографической реальности «Последнего героя боевика». Драки в «Банши» это вообще отдельная тема для исследования, листов на сто пятьдесят, т.к. постановка, жестокость и зрелищность выходят за рамки сериалов, перешагивая и через несколько километров полного метра. Основная сюжетная линия подкупает наглым стебом над системой правосудия. Закон защищает преступник своими отнюдь незаконными методами, действуя по принципу талиона, не брезгуя поединками и упиваясь местью. Смирившись с тем, что бороться с преступностью по правилам нелепо, помощники шерифа составляют ему компанию в нелегкой войне с представленным в ассортименте жлобьем. Однако сценаристы не преминули состроить героям и зрителям пару козьих рож, заставляя шерифа заниматься полицейской работой, а не только казнить, не милуя. И в эти редкие моменты считывается растерянность, неуверенность главного героя в своих силах, желание вернуться к точке отсчета и переиграть все назад, закопать звезду вместе с настоящим Лукасом Худом и позволить рулить «Кэди» помощнику Броку. Что и произошло в конце третьего сезона.

Олдскульная оторванность от жизни оставляет решение всех проблем за кулаками и свинцом. Кости ломаются с громким треском, мозги вышибаются без вопросов, глотки вырываются со смаком.

Первая серия четвертого, не отвлекаясь на молот, бьет сразу наковальней, по атрофировавшемуся чувству новизны заевшегося зрителя. Начать новый сезон с гибели одного из основных персонажей, когда его смерть аккуратно выведена из повествования в линию флешбэков и все тропы так или иначе приведут к обнаженному трупу, едва прикрытому разорванной пленкой и мутному покою глаз. Значит, сделать серьезную заявку, что последний сезон будет самым кровавым, жестоким, злым и крутым. Задача усложняется, тем более что запахло свежесваренным кофе. Совы отказываются быть тем, чем кажутся. ФБР на подходе. Того и гляди заиграет Бадаламенти вместо Methodic Doubt, как минимум за кадром раздастся: «Йоу, Линден».

Для тех же, у кого игры в молчащих ягнят и чулочных душителей вызывают асфиксию и нервное почесывание, в финальный сезон перекочевал заделавшийся мэром Проктор, потерянный да так и не обретенный Джоб, баба с руками Керри и неонацисты. Каждая линия вызывает интерес, но особенно многообещающе выглядит «Американская история Х» помноженная на адюльтер. Не подлежит сомнению, что разрешатся все конфликты кровавым побоищем, ведь философия и мораль (пережевывание соплей) всегда уступали в «Банши» место действию. А безымянный главный герой, выйдя из депрессии, наваляет люлей всем, кто не дополучил их в первых трех сезонах. Пока же остается смотреть и надеяться, что последний сезон будет таким же сочным, как фарш из сына настоящего Лукаса Худа.

PS Смотреть рекомендуется в правильном переводе «NewStudio».