Антон Фомочкин рассказывает о самых занятных кинопремьерах этого июля

 

Человек-муравей и Оса (5 июля)

Осенью нового фильма от Marvel не будет. Это все, что нужно знать. И чему нужно радоваться. На этот раз сиквел получила комедия про семейные ценности, про вора, которого одомашнили приключения. Поумиляйтесь маленькой девочке на экране, оцените равноправие — теперь в тандеме герой уменьшается вместе с возлюбленной под кодовым именем Оса, посмейтесь (по-доброму, это же Marvel) над исправившимися недотепами на подпевках. Также будут ходульный злодей, гэги, построенные на уменьшении, шутки про уменьшение и повсеместное уменьшение в форме экшна. Зачем это все нужно, когда есть картина «Короче» Александра Пейна? Наверное, чтобы как-то скрасить мертвый сезон блокбастеров этого года. Заокеанской критике нравится, но это скорее из категории, когда и рак — рыба, и даже муравей.

 

Пылающий (5 июля)

Новый фильм бывшего министра культуры и спорта Южной Кореи. В последнее время он переквалифицировался в фестивального любимца — фильмы Дона практически никогда не уходят без призов. «Пылающий» — это экранизация рассказа Харуки Мураками, за которого даже немного обидно, поскольку мало кто из рецензентов обходится без брезгливого реверанса к творчеству писателя, мол, даже из мухи Дон мог сделать слона. Кино обобщает и время, и молодежь, и настроение, и воздух. Что, в общем-то, всегда и было свойственно корейцу.

 

Невидимка (5 июля)

Не совсем понятно, почему англоязычное «В темноте» у нас в прокате стало «Невидимкой» — фильм про слепую женщину, которая противостоит мафии, спецслужбам, всем здоровенным лбам мира, будучи все такой же кроткой и бестелесной, какой была до загадочного убийства дочери международного преступника. Звучит адекватно последующему «Небоскрёбу», готовьтесь. В отзывах отмечают в основном качество картинки, которая на первых порах не позволяет скатиться фильму в бэшку. При этом через раз упоминаются логические несостыковки — не такое большое зло. А вот скачущая, как по кочкам бесконечного кладбища (есть там и такой эпизод), тональность — проблема большего масштаба. Про такие фильмы обычно говорят «На любителя жанра». Может, такой и отыщется.

 

Париж. Город Zомби (5 июля)

Экспортное кино про зомби, снятое французами на английском языке, представили в январе в нескончаемом Роттердамском потоке невостребованного на других крупных фестивалях арт-мейнстрима. С отдельной пластической партией Дени Лавана за решеткой. Случайно оказавшись на бурной вечеринке, главный герой засыпает в запертом кабинете. Пока он благостно спал, город обуяли зомби. Ему остается лишь выживать, собирать еду, и оборонять свой дом, задыхаясь от одиночества. Это приятное в своем минимализме для жанра кино, приближенное к реальности настолько, насколько это вообще возможно в подобном сеттинге. В нем абсолютно нет прорыва, но то, что оно сделано скорее как шоурил к чему-то большему, идет картине в заметный плюс.

 

Небоскрёб (12 июля)

Баба-яга костяная нога. По-моему, это очень смешно. На уровне июньских динозавров. Бывший агент ФБР с технологичным протезом вместо ноги десять лет не притрагивался к оружию. Та (!) ночь остра в памяти, а именно она послужила триггером чтобы сказать насилию: «Хватит». Получив травму тогда, служивый встретил доктора (женщину, Нив Кэмбелл) и полюбил. У них двое детей, в трейлере они истошно кричат: «Меня» в ответ на вопрос: «Кого любит папа?». Впрочем, все мы знаем, что Дуэйн Джонсон любит зрителя, а зритель исправно несет деньги на фильмы с ним. Кажется, со Скалой можно продать любую чушь. В общем, главный герой устраивается жить и работать начальником охраны в футуристичный китайский небоскреб, а его внезапно захватывают. Теперь последний киногерой должен спасти семью, небоскреб, людей, себя и человечество. Некоторые постеры стилизованы под Крепкого орешка, что намекает. Основной аттракцион который продают во всех промо, — Скала прыгает со строительного крана в очень удачно образовавшуюся дыру в стене небоскреба.

 

Талли (12 июля)

Второй раз за карьеру Шарлиз Террон полнеет для роли. На этот раз не для того, чтобы сыграть убийцу из американского захолустья, лишь чтобы отразить тяготы материнства. Потерпевший заслуженное фиаско с последними своими картинами (фильм про смски с Сэндлером было решительно невозможно смотреть) режиссер Райтман воссоединился с драматургом Коди, что знаменует маленькое, но зубастое кино и заочно мощный перфомарнс для Террон. Тем более фильм обозначен, как рефрен к «Мерри Попинс». Критика была благосклонна, но в сезоне наград «Талли» не ждет ничего хорошего — кажется, о нем к этому времени забудут. Да и в прокате не особо повезло, даже для такого маленького бюджета. Свои амбиции Райтман осенью сможет потешить другой картиной про бывшего сенатора Гэри Харта. Харт провалился со своей предвыборной компанией из-за совершенного адюльтера и раздутого в СМИ скандала.

 

Русалка. Озеро мертвых (12 июля)

Новый опус Станислава Подгаевского, затраты на который наверняка окупятся с продажи прав на ремейк, концепт-то вполне ходовой, с «Невестой» прокатило. Классическая «Русалочка» наоборот, с умеренным отечественным колоритом в темных (порой ничего не видно) тонах. На озере очутился Роман, поцеловал русалку, а та давай из него силы жизненные тянуть, как сын Антона Городецкого, попивая сок из трубочки, высасывал жизнь из несчастной бабульки. Повезло, что у Романа была невеста, сильная, как и все русские женщины, способная ринуться в крестный ход супротив нечисти, хтони, мрака, да во имя любви. Чем дальше, тем сильнее кажется, что Подгаевский просто тасует элементы из своих прошлых картин, в том числе сюжетные.

 

Паранормальное (19 июля)

Бенсон и Мурхед, поклонники Говарда Лавкрафта, ответственные за лирическую «Весну», которую проще всего характеризовать как фильм Гильермо дель Торо здорового человека, со всеми анималистскими и эзотерическими отклонениями и перверсиями, выходят в прокат с не менее амбициозным, но более скромным «Паранормальным». Судя по промо, проект больше походит на их классную дебютную «Ломку», где грань реальности, осязаемой и песчаной, стиралась на фоне помутнений и белых пятен во временном континууме. Все это достигалось по большей части за счет неожиданности, несвойственной сеттингу смелости и фантазии. В «Паранормальном» режиссеры играют братьев, сбежавших в детстве из секты, но вынужденных туда вернуться после получения загадочной кассеты прямиком из бывшей обители. Проблемы начинаются, когда по возвращению они понимают, что кассету им никто отсюда не высылал.

 

Зои (19 июля)

Не совсем ясно, откуда у режиссера Доремуса ресурсы с завидной регулярностю воплощать свои технологично-любовные концепты со звездами в главных ролях, стилистически при этом оставаясь на ниве ленивого инди. Много драмы, много наигрыша. Зои и Коул — ученые, помимо волшебной машинки для высчета совместимости в процентах (был некогда такой дурацкий фильм «Таймер», чем-то напоминает) они еще и создают идеального партнера из синтетики, развивая в нем душу (как бы, тут уж вопрос спорный). У них происходят конфликты, притом, что они очень друг друга любят. А рядом как раз синтетик убеждает, что он вот рядом, теплый, настоящий, живой. И как бы. Все становится в мыльном смысле — сложнее.

 

Миссия невыполнима: Последствия (26 июля)

Хант, Итан Хант, в шестой, как в первый, с небоскреба на небоскреб, да откуда угодно — куда угодно, без страховки, Скале и не снилось. Здоровья Тому, долгих лет жизни.