BDSM ART

Let the Punishment Fit the Child, 1997, Мария Битти

Андрей Волков рассказывает о короткометражной картине Марии Битти

Мария Битти сняла всего два традиционных фильма, «Мальчик в ванной» и «Связанная», предпочитая работать в жанре арт-эротики. Как автор она сформировалась под влиянием движения битничества, пусть и заметно ослабшего к концу 1980-х гг., когда сама Битти пришла в кино. Именно битники привнесли в американскую культуру некогда запретные темы, открытый гедонизм, нонконформизм и интерес к сексуальности человека. На рассвете своего творчества Битти сделала документальный фильм о поколении бит-поэтов, познав первый успех в неформальной среде.

Мария Битти феминист и снимает кино исключительно о женщинах и для женщин, но, вот парадокс, смотрят её фильмы чаще мужчины. Для большинства из них кинематограф Битти кажется набором клубнички, притягательной своей экспрессионистской красотой и эстетской вычурностью. Но Битти интересует не столько показ обнажённого женского тела, сколько сексуальность женщины, особенно раскрывающаяся в интимных отношениях. Также режиссёр испытывает явный интерес к BDSM, как бы соревнуясь в этом с другим выходцем из Латинской Америки Жаком Авила, а также своеобразно продолжает традиции эротического кино Алена Роб-Грийе.

Короткометражная работа Битти «Let the Punishment Fit the Child» посвящена излюбленному сюжету авангардного режиссёра, кочующего из фильма в фильм – отношениям домины и жертвы. Битти словно переносит своих героев в эпоху Золотого Голливуда, соединяя мелодраматический мотив отношений матери-дочери с эстетикой «чёрного» фильма. Типичный для эпохи нуар острый угол съемки у Битти позволяет передать доминантный образ матери в сознании ребёнка. Её исполинская фигура нависает над дочерью, являя одновременно объект для подражания и строгого ментора, учащего жизненным ценностям. Типичный для искусства последних двухсот лет конфликт отцов и детей у Битти трансформируется в BDSM-сюжет, моралью которого является предсказуемый вывод, что дети непослушны, а потому свобода им вредна. Битти не верит в действенность нотаций. Напротив, она предпочитает вбивать истину ударами расчёски, отдающимися в детском сознании барабанным боем. Дочь – юная девушка (её играет сама Мария Битти), переживающая подростковый переход от детства к взрослой жизни. Куклы уже остались в прошлом, а собственная сексуальность вызывает, куда больший интерес. Мать не даёт развиться дочери в полноценную женщину, поскольку её тяга к запретному не сочетается с высокими моральными качествами матери. Для матери дочь по-прежнему ребёнок, которого можно опрокинуть через колено, стянуть трусики и наказать по попе, продемонстрировав тем самым власть и силу.

Мария Битти, сделавшая сюжетами своих фильмов собственные сексуальные переживания, много может объяснить стороннему зрителю в психологии BDSM-отношений. BDSM – это не только ролевая игра, но и своеобразная психосексуальная культура, основанная на подчинении и доминировании. Также это один из путей для выхода тёмной энергии. Каждый человек должен иногда давать волю архетипу тень, считал Юнг, чтобы его тёмная сторона, то, что человек не признаёт в себе, не взяло верх над его личностью. Сильному, успешному человеку часто не хватает доминанта-родителя, лучше знающего, что для него хорошо, и требующего беспрекословного подчинения. А тихий, неприметный человек мечтает компенсировать свои жизненные и профессиональные неудачи доминированием над партнёром, свои злобу и разочарования выплёскивая через игровой садизм. На подчинении и доминировании основано и человеческое общество, ведь все кому-то подчиняются и над кем-то доминируют. И перспектива власти над другим человеком, когда буквально его жизнь в твоих руках, часто бывает непреодолимым искушением.

Кадр из фильма «Let the Punishment Fit the Child» Марии Битти

Конечно, режиссёр далек от нонконформизма. И даже вполне возможно, что Битти не ставила перед собой никаких художественных задач. Ей просто хотелось ощутить себя маленькой девочкой на колене у родителя, неосознанно ища защиты от недружелюбного взрослого мира в детских впечатлениях. Игорь Кон в своей книге «Бить или не бить» справедливо писал, что телесные наказания часто становятся для детей первыми, пока ещё неосознанными, сексуальными переживаниями. Именно в дедовском методе воспитания, по мнению Кона, одна из причин существования БДСМ-среды. Проще говоря, один хочет наказывать, другой быть наказанным. Ведь эротические переживания свойственны не только тому, кто с голой попой лежит перед ментором, со страхом и трепетом ожидая наказания. Но стыд от собственной наготы и беспомощности делает грех ещё более притягательным. Быть во власти кого-то куда проще, чем думать и решать самому. Ведь родительская длань не только карает, но и защищает, так что у человека не вырабатывается потребности самому рефлексировать своё поведение.

Мария Битти наглядно показывает, как важно каждой птице покинуть в своё время родительский дом, то есть перестать быть зависимым от родителя не только финансово, но и эмоционально. Битти, как и её домины, так и не преодолела собственные комплексы, будучи впечатлительной и ранимой особой, оттого декадентский стиль её работ вполне гармонирует с неоднозначной личностью. Домины Битти как образы бога из «Потерянного рая» Джона Мильтона, ведь и для ребёнка родитель в определённом смысле бог. И эта тоска по уютному гнёздышку, где чувствительной душе романтика-эстета можно переждать бури и грозы взрослой жизни, сближает Битти с другим, но не столь явным, представителем ЛГБТ-движения Вернером Шрётером, искавшим спасения в высоком искусстве. Для Шрётера и Битти их декадентский мир есть своеобразный эскапизм. Битти проще подставить свои обнажённые ягодицы под удары расчёски и снова ощутить себя нашкодившей маленькой девочкой, чем принять мир не чёрно-белым (что характерно для её бдсм-короткометражек), а цветным, где добро и зло не так явно отделены друг от друга.

Интересно также, что Мария Битти, представляя сабмиссивный взгляд на Тему, заигрывает со школьной тематикой, предпочитая для наказания (как себя, так и других актрис) ладонь или ремень. А Жак Авила, напротив, воплощает в своём творчестве доминантный, даже либертарианский вариант BDSM, где обнажённых красивых женщин секут плетью в средневековом антураже.

Это наиболее зрелая и художественно убедительная новелла в альковном творчестве Марии Битти. Эротические элементы здесь не довлеют над образностью, а красивая попка венесуэльской кудесницы не заслоняет подтекст

«Let the Punishment Fit the Child» — наиболее зрелая и художественно убедительная новелла в альковном творчестве Марии Битти. Эротические элементы здесь не довлеют над образностью, а красивая попка венесуэльской кудесницы не заслоняет подтекст. И не так уж важно, что именно вкладывал в свою новеллу режиссёр. Ведь в эпоху постмодернизма произошла смерть автора, дабы родился читатель, или, как в нашем случае, зритель, способный увидеть своё, не забивая голову авторскими сверхзадачами.

Кинематограф Битти предназначен, прежде всего, для тонко чувствующих натур, романтиков, для которых жизнь в суровом социуме невыносима и хочется сбежать обратно в детство, где всё было так просто и понятно. Её фильмы обладают греховной притягательностью, словно кассеты с порнушкой в родительской спальне, или подглядывание через замочную скважину за раздевающейся женщиной. Такие детские переживания, знакомые многим и по своему опыту, действительно подспудно влияют на жизнь человека. Большинство людей предпочитает их не замечать, и лишь такие режиссёры, как Битти и Авила, сделали подавленные желания, комплексы  и древние инстинкты основой своего киномира, где декадентская меланхолия вполне уживается со сладостной болью и желанием быть вещью другого человека.

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ КОЛОНКИ

Cul-de-sac: «Корабли» Богдана Дробязко и «Глина» Михаэля Драу

24 июля, 2018, 12:28|0 Comments

Андрей Волков рассказывает о двух музыкальных клипах

Cul-de-sac: Шон Бреннан и «London After Midnight»

16 июля, 2018, 11:56|0 Comments

Андрей Волков рассказывает о творчестве Шона Бреннана

Cul-de-sac: Клипы и музыка Светланы Сургановой и Otto Dix

3 июля, 2018, 12:09|0 Comments

Андрей Волков рассказывает о творчестве Светланы Сургановой и Otto Dix