Дом греха

Плоть для зверя (Flesh for the Beast), 2003, Терри М. Уэст

Андрей Волков рецензирует хоррор Терри М. Уэста

«Плоть для Зверя» появилась ровно тогда, когда возобладала волна ремейков в американском кино, а ужасы свелись к примитивным бу-эффектам. Интересно, что к фильму оказался причастен продюсер с итальянскими корнями Карл Морано. Правда, предыдущие проекты Морано никак не свидетельствовали о его склонности к еврокульту. Например, он продюсировал ряд работ студии «Трома».

Зато неожиданно было увидеть Чаба Берецки и Джона Сирабелла. Первый вполне серьёзный венгерский продюсер и режиссёр, на счету которого фестивальное кино, например «Маленькая Вильма — Последний дневник» классика Марты Месарош. Второй же собаку съел на японском жанровом кинематографе. Вот и «Плоть для Зверя» больше европейский фильм, точнее, стилизация под кинематограф 1970-х гг., с рядом культурных отсылок и интересной формой.

Оператор Ричард Сигел добивается удачного закоса под старину, не только понижая цветность изображения, но и состаривая плёнку, так чтобы казалось, что перед нами — неведомый фильм из эпохи еврокульта. В то же время режиссёр Терри М. Уэст не поленился вписать свой фильм в контекст американского кино 1960-1970-х гг., когда был моден оккультизм и фильмы на сатанинскую тему. Именно в 1960-е гг. возникла Церковь сатаны, созданная философом Антоном Шандером ЛаВеем, были совершены ряд громких убийств сатанистами (в частности, жены режиссёра Романа Полански Шарон Тейт), и всё это на фоне сексуальной революции и мудрствований о свободе личности от государства и морали. Американские социально-политические процессы, конечно, были подготовлены влиянием европейской философии, например, психоанализа и разных религиозно-философских практик, вроде нашей теософии.

«Плоть для зверя», рецензия

Некий мужчина, владелец таинственного дома, наследник оккультиста Альфреда Фишера, приглашает группу парапсихологов, дабы они помогли очистить дом от нечисти. Но силы зла, дремавшие в доме, оказались не по зубам опытным исследователям, которые один за другим становятся жертвами адских созданий.

Терри Уэст недвусмысленно списал образ Фишера (его играет культовый испанский актёр Альдо Самбрел) с Алистера Кроули, мага, создателя учения Телемы, разработчика ряда сексуально-оккультных практик. Именно его наследие вдохновило многих американских режиссёров 1960-1970-х гг. на создание оккультных хорроров, включая Романа Полански. Вот и Фишер в начале века (впрочем, постановщик сознательно размывает временные рамки, создавая впечатление остановившегося хронотопа) провёл магический ритуал в борделе, месте, впитавшим в себя похоть многих людей, дабы вызвать в наш мир адские силы. Три внешне очаровательных, но внутренне порочных, опасных и безжалостных суккуба стали спутницами Фишера и хранителями его тёмных секретов.

Режиссёр, пользуясь довольно простыми средствами, как то прихотливая игра со светом, продуманный интерьер дома, уже упоминавшиеся приглушённые цвета (а сцены из прошлого, напротив, сняты в вирированной тональности, словно фотография XIX века), а также заунывной музыки, создаёт сильную атмосферу надвигающейся угрозы, когда каждый закоулок дома может стать смертельно опасным, а зло пользуется давним проверенным средством по приманиванию мужчин, принимая вид хрупких обнажённых девушек (суккубов весьма раскрепощённо играют три эротические дивы — Барбара Джойс, Руби ЛаРокка и Каролин Хёрманн). Зло использует слабости людей, дабы заманить в свои сети, заполучить власть над душой. А эротическое влечение — почти непреодолимый импульс для многих мужчин. Терри Уэст, пройдя путь софт-порнорежиссёра, играет на нервах зрителя, творя страшную сказку о власти греха и притягательности зла, вкусить которую — значит, почувствовать себя Адамом, не устоявшим перед искушением яблока из рук женщины.

Режиссёр не боится быть непонятым, поскольку снимает не для широкого проката. Оттого дом Фишера как бы застыл во времени, а сюжет умышленно лишён даже географических привязок — такое могло бы происходить в Англии и Италии, Испании и Франции. Прошлое и настоящее идут как бы рядом, каждая вещь и каждая комната несёт на себе печать страшного ритуала, стены не раз обагрялись кровью невинных жертв, а необычайно живой портрет Фишера в окружении трёх суккубов — истинный хозяин в доме.

Уэст снимает порой на грани фола, дополняя классическую готическую атмосферу сюрреалистическими образами и реками крови, так что сам Андреас Шнаас заплачет от горя — ему никогда не снять такой бескомпромиссный андеграунд

Уэст снимает порой на грани фола, дополняя классическую готическую атмосферу сюрреалистическими образами, реками крови и жестокими членовредительствами, так что сам Андреас Шнаас заплачет от горя — ему никогда не снять такой бескомпромиссный андеграунд. В то же время в сюжете видится феминистская направленность, где мужчины не в силах устоять перед властью женщин и сдаются им без боя. Образ Фишера — это как портрет патриархального устройства общества, когда женщины дополняли мужчин и на портретах, и в жизни, создавали им уют в быту, были их слугами. Однако нынче времена изменились, и женщины стремятся доминировать над мужчинами, разрушая маскулинный мир ядом феминизации. Мужчина теперь всего лишь плоть, которой можно сполна насладиться в постели, а затем ритуально съесть на пентаграмме.

«Плоть для Зверя» способна произвести потрясающее впечатление даже при незнании английского языка, поскольку режиссёру удалось создать атмосферу кроваво-эротического кошмара, со множеством ярких сцен и убедительной игрой по большей части малоизвестных актёров. И отголоски этого культа так или иначе присутствуют во многих современных оккультных поделках, например, в ремейке «Ночи демонов». Но только Терри М. Уэст оказался способен соперничать с готическими фильмами прошлого и сатанинскими шедеврами, вроде «Ребёнка Розмари», творя нестандартное жанровое кино. «Плоть для Зверя» снята на цифровую камеру, но полностью лишена каких-либо модных веяний последних лет. Вы не увидите ни клипового монтажа, ни резких бу-эффектов, по типу пугалок из «Крика» (1996). Тут правит бал атмосфера, а обнажённые суккубы маняще распахивают объятия, дабы испепелить вас в сладостном поцелуе.

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ КОЛОНКИ

Cul-de-sac: «Провокация» Мэриена Дора

6 декабря, 2017, 10:10|0 Comments

Андрей Волков рецензирует короткометражную картину Мэриена Дора

Cul-de-sac: «Плоть для зверя» Терри М. Уэста

28 ноября, 2017, 15:47|0 Comments

Андрей Волков рецензирует хоррор Терри М. Уэста

Cul-de-sac: «Турецкое седло» Фреда Фогеля

25 ноября, 2017, 12:07|0 Comments

Андрей Волков рецензирует антивоенное кино Фреда Фогеля