Дарья Смолина рассказывает о Нуми Рапас

В 2009-ом году взгляды мировой культурной общественности обратились на север, в Швецию, откуда происходили ворвавшаяся в списки бестселлеров трилогия «Миллениум» Стига Ларссона и ее экранизации, благосклонно принятые в виде отдельных фильмов и мини-сериала. Основой ошеломительного успеха стало сочетание беспроигрышных компонентов – преждевременной смерти автора, захватывающей детективной истории с сильным социально-политическим подтекстом и одной из самых ярких героинь последних десятилетий. В Голливуде занялись разработкой своей версии кинопостановки, книжные прилавки заполонили триллеры с часто неуместным «girl» в заголовке, а на небосклоне забрезжила звезда Нуми Рапас, исполнительницы главной роли в скандинавской адаптации. В противовес партнеру Микаэлю Нюквисту, который на момент съемок был одним из популярнейших актеров Швеции, она была сравнительно никому не известна. Прорыв в образе Лисбет Саландер открыл всевозможные пути: за признанием на родине (премия «Золотой жук» за лучшую женскую роль) последовало внимание зарубежных критиков и предложения от именитых режиссеров.

Нуми Рапас родилась в 1979 году в семье актрисы Нины Норен (сыгравшей мать Лисбет в «Девушке с татуировкой дракона») и испанского исполнителя фламенко. Детские годы провела в Исландии, где в семилетнем возрасте дебютировала в массовке местного фильма, что и предопределило выбор профессии. Карьеру на телевидении и в театре начинала под фамилией Норен, а в Рапас перевоплотилась в 2001-ом, выбрав с мужем-актером Ола один псевдоним на двоих. Первой действительно заметной работой стала главная роль в откровенной драме Симона Стахо «Дэйзи Бриллиант», которая позволила не только раскрыть потенциал, но и показать потрясающий уровень самоотдачи. Пронзительная игра Рапас, воплотившей физические и душевные муки искалеченной жизнью молодой матери, была отмечена ведущими датскими премиями и стала своеобразной репетицией перед выпавшим вскоре шансом.

Будучи старше (актрисе на момент съемок было 29, а ее героине – 24), выше (163 против 154 сантиметров) и плотнее анорексичной Лисбет, Нуми Рапас отнюдь не выглядела удачной претенденткой на эту роль. Однако несоответствие созданному Ларссоном образу хрупкой инопланетянки было компенсировано мастерской передачей той внутренней силы, которая составляет основу ее характера. Саландер в трактовке актрисы лишена эфемерности и легкой отстраненности, свойственной хакерше из версии Дэвида Финчера. Место опасной импульсивности, принимаемой обидчиками за сумасшествие, занял тихий напор, помогающий добиваться своего, выдерживать издевательства и восставать из могил. Контраст между субтильной внешностью и бойцовскими качествами, который приближал Лисбет к гротескной в своей непобедимости супергероине, был сглажен, и девушка предстала гораздо более уязвимой и живой. Находясь в фокусе истории, она не отвлекает внимание от затронутых социальных проблем, против чего выступал писатель, не одобрявший превращение названия «Мужчины, которые ненавидят женщин» в международное «Девушка с татуировкой дракона».

Кадр из фильма «Чужой: Завет»

Все усилия, как физические (тяжелые тренировки, диеты, радикальное внешнее преображение), так и моральные (Рапас говорила, что отдала персонажу часть жизни), оказались не напрасны – вскоре последовало множество предложений в родной Скандинавии и за ее пределами. В достаточно рядовой северной драме «По ту сторону», поставленной актрисой и режиссером Перниллой Аугуст, Нуми почти полностью затмила юная Техилла Блад, во второй раз после «Миллениума» сыгравшая ее персонажа в детстве. В тревожном триллере «Бэбиколл», где партнером Рапас стал один из крупнейших норвежских актеров Кристоффер Йонер, ее героиня, одинокая мать, оказалась замешана в расследовании загадочного убийства ребенка. Уже здесь, сразу после взрывной трилогии, наметилась неутешительная тенденция: последовавшие за экранизациями романов Ларссона роли не предполагали особенной глубины и казались лишь бледной тенью уже сыгранных.

Голливудский дебют в сиквеле «Шерлока Холмса» Гая Ричи ожиданий не оправдал: потенциально яркий образ цыганки Симзы оказался слабо прописанным и для сюжета необязательным. Разочарованием стала и «Страсть» Брайана де Пальмы, беззубый и нелепый в потугах на эротизм ремейк французской «Преступной любви», где партнершей Рапас стала Рэйчел МакАдамс. Гораздо более удачным стало появление в «Прометее» Ридли Скотта, где ее персонажем стала участница межпланетной экспедиции Элизабет Шоу, объединяющая религиозность со скептицизмом ученой. Ее героиня оказалась волевой, решительной, но не лишенной непременной для вселенной Чужих склонности совершать нелепые поступки. Космический боевик оказался очередной вехой в карьере Нуми: она окончательно закрепилась в амплуа экшн-героини, снимаясь все больше в некрупном кино, но всегда в компании известных актеров. «Одним меньше» с Колином Фарреллом, «Общак» и «Номер 44» с Томом Харди, «Тайна 7 сестер» с Гленн Клоуз и Уиллемом Дефо – множество достойно воплощенных ролей в посредственных и незапоминающихся картинах. В самой свежей работе, «Яркости» Дэвида Эйра, названной рядом критиков худшим фильмом года, Рапас попробовала себя в образе эльфийской злодейки. С утверждением о качестве картины спорить сложно, однако игра актрисы — без преувеличения одно из самых выразительных пятен в этом удивительно блеклом кино.

Международную карьеру Нуми едва ли можно считать безусловным успехом, и на то есть несколько возможных причин. Система ниш в Голливуде сильна, актерам не торопятся предлагать роли, выходящие за пределы их привычных образов, поэтому логично, что за бесстрашной Саландер последовали не менее воинственные героини боевиков. В отличие от соотечественницы Алисии Викандер, феерично вышедшей на мировой уровень после драмы «К чему-то прекрасному», Рапас старше, не столь миловидна и меньше подходит на звание it-girl. А все эти качества в играющей по особым правилам индустрии имеют не меньшее значение, чем талант. В большом кино женские роли, за редкими исключениями, предназначаются молодым девушкам, их «мамам» либо Мэрил Стрип, а попадание между категориями может оказаться роковым. Свое влияние наверняка оказало и то, что актриса холодна к красным дорожкам, появлениям в желтой прессе и другим атрибутам звездной жизни и ценит не известность, а непосредственно процесс работы.

Перспективные драматические картины с участием Нуми Рапас так и не состоялись: канул в лету байопик о боксере Бо Хогберге, где компанию ей должен был составить бывший муж, осталась лишь слухом картина об Эми Уайнхауз. Замер на стадии предпродакшна фильм о Марии Калласс, жонглирует исполнителями главных ролей долгострой Майкла Манна об Энцо Феррари. Возможно, один из будущих проектов впервые за долгое время предоставит шведке возможность проявить себя в полную силу и дать карьере второе дыхание. Но даже если с этим не повезет, однажды неизбежно наступит время ролей для Мэрил Стрип.