Эрик Шургот ругает фильмы Криса Наона, Нэйта Паркера и Сидни Фриланд

Леди кровавый бой (Крис Наон, 2016)

Чье детство и отрочество пришлись на девяностые годы двадцатого века, наверняка помнят фильмы про кумите, особенно «Кровавый спорт» с ЖКВД в главной роли. Гонконг, отчаянные парни со всего света готовы драться до смерти за право стать лучшим бойцом на покрытом запекшейся кровью татами. Крис Наон взялся снимать очередной фильм о жестоком азиатском турнире, только в данном случае с феминистским подтекстом. И кто-то резонно может заметить, что ругать эксплуатационное кино – дурной тон, да только даже в тесных рамках жанра имеем весьма невразумительное творение. Хорошую хореографию драк портит оператор, у которого сам файтинг постоянно то вываливается из кадра, то оказывается в не лучшем ракурсе. Не то площадка какого-то ангара, где все это снимали, слишком тесная, не то у кого-то банально не хватило опыта или желания. Но что самое печальное, сугубо жанровое кино нагружено довольно шаблонным сюжетом о бравой американке, которая ищет своего давно исчезнувшего отца, для чего и едет на турнир. Чем ближе финальные титры, тем больше экранного времени откровенно дешевая околодетективная драма отъедает у фильма про боевые искусства. Сама же структура турнира выполнена в лучших традициях жанрового эпигонства – у главной героини есть мудрый учитель и пафосная мотивация, есть подруга-фитоняшка, которую обязательно жестоко убьет отмороженная участница. Наличие отмороженной, как непременного атрибута файтинга, отягощается всеми любимой клюквой – злодейка русская, зовут Светой, выписана на турнир прямиком с суровой русской тюрьмы.

Рождение нации (Нэйт Паркер, 2016)

Фильмы о борьбе темнокожих рабов за равноправие появляются с завидным постоянством, иногда случаются осечки, иногда откровенные провалы. Режиссерский дебют Нэйта Паркера (он же исполнил главную роль) являет собой вольный пересказ жизненного пути Ната Тёрнера, раба и баптистского проповедника, поднявшего в 1831 году восстание против рабовладельцев в штате Вирджиния. Все бы ничего, только вот создатели этой поделки напрочь игнорируют тот факт, что Тёрнер, согласно историческим документам, скорее всего был одержимым сверхценными идеями религиозным фанатиком, страдавшим от принимаемых за дар божий галлюцинаций. Упускает Паркер из виду и тот факт, что в «героической» резне за свободу последователи Тернера не пожалели женщин и малолетних детей, а все лишь для того, чтобы бесславно сгинуть на эшафотах. Агрессивные действия Тёрнера не преподносятся в контексте эпохи, не анализируются в принципе, напротив, рисуется устойчивый образ «мученика», погибшего за благое дело. Чего только стоит тот факт, что все рабы в фильме представлены кроткими, порядочными и набожными людьми, даже местный «Иуда» — это просто затравленный подросток, тогда как белые карикатурны и нарочно омерзительны. За исключением одного-двух женских персонажей, они представляют собой общество картонных реднеков, неопрятных, беспричинно жестоких, похотливых и глупых, разве что на собственном крыльце не испражняющихся. Стремясь изобразить тяготы жизни рабов, Паркер так увлекся, что намалевал в самом прямом смысле черно-белое общество. С этого ракурса показательна сцена казни главного героя, обставленная чуть ли ни как распятие Христа: под улюлюканье беснующейся толпы полоумных реднеков, Нат умирает с блаженной улыбкой и слезами на глазах, глядя в будущее и видя в предавшем его мальчонке солдата США, сражающегося против поганых южан. Тот факт, что бессмысленный бунт Тёрнера только усугубил положение рабов на Юге на целых тридцать лет, авторов заботит мало, им куда важнее название своего детища, что бы у будущих потомков «Рождение нации» ассоциировалось именно с их агиткой, а не с фильмом про Ку-клукс-клан. Жестокому обращению с рабами, безусловно, нет никакого оправдания, но и не стоит скатываться до героизации исторически спорных личностей, да еще и в столь однобокой трактовке. Расизм бывает не только белым.

Дейдра и Лани грабят поезд (Сидни Фриланд, 2017)

Милашка Дейдра, что живет в американском захолустье с мамой, сестрой и братом, заканчивает школу и собирается поступать в колледж. Уехать подальше из скучной провинции – мечта прилежной ученицы. Но вот незадача, глава семейства устраивает дебош, сопряженный с порчей чужого имущества, прямо на рабочем месте. Теперь девочкам нужно во что бы то ни стало заплатить за маму залог, иначе последнюю ждет суд и тюремное заключение, а Дейдре придется выбирать между вожделенным колледжем и опекунством над малолетними сестрой и братом. С виду милая комедия оказывается довольно предсказуемым и, ко всему прочему, несколько циничным произведением. Дело в том, что ради спасения мамы, сестренки решают податься в грабители, благо, аккурат мимо их дома проходит железная дорога, по которой регулярно курсирует товарный состав той самой фирмы, где и работала горе мамаша. Цинизм ситуации кроется в отсутствии какой-либо рефлексии со стороны девчонок.  Причем главные героини подаются зрителю максимально положительными – это не отщепенцы и маргиналы из «Американской милашки», а улыбчивые школьники, которые хоть и воруют смартфоны, но раз надо спасти мать, то это как бы нормально и вообще по-геройски. Не слишком понятен в данном контексте придурковато-карикатурный образ антагониста – охранника поездов, который, вообще-то, выполняет свою работу. Но особенно возмутителен тот факт, что героини добираются до финальных титров без потерь, хотя бы даже психологических.  За несерьезной манерой повествования в «Дейдре и Лане» скрывается совершенно не порицаемая легитимация противоправной деятельности. Мама устроила разнос в магазине бытовой техники и ей грозит тюрьма? Начни воровать. Не хватает денег на колледж? Что же, можно наворовать столько, что на «Лигу плюща» хватит с избытком. Застукал дочерей на грабежах? Так войди с ними в долю, все равно на железной дороге плохо платят. Одно дело, когда банк грабят кокни в криминальной комедии, и совсем другое, когда воровство практикуют милые школьницы. Единственное, что хочется отметить в этом фильме – исполнительницу главной роли, Эшли Мюррей. Хочется верить, что у нее однажды появятся роли в серьезных проектах.