Выслушайте нас!

Генералы песчаных карьеров (The Sandpit Generals), 1974, Холл Бартлетт

Екатерина Волкова о «Генералах песчаных карьеров»

Корицей и гвоздикой пахнут улицы, закаленные солнцем, горем и нищетой. По ним гуляют женщины, так обворожительно двигающие бедрами, будто их ласкают руки заботливого любовника. По этим же улицам бродят стайки беспризорников, стараясь своровать кусочек счастья. Край небоскребов и роскошных вил, куда растерявшаяся Омолу не может найти дорогу. Рио. Город Бога и черного младенца Иисуса. Место действия фильма Холла Бартлетта «Генералы песчаных карьеров», снятого по роману Жоржи Амаду «Капитаны песка». На западе почти не замеченного, но популярного в СССР. У зрителей, чьи мамы и папы 20 лет назад подпевали Раджу Капуру: «Awaara», в 1974-ом появился свой гимн – «Марш рыбаков» Доривала Каимми. Возрастное ограничение заставляло идти на хитрости, чтобы попасть на сеанс, ради той самой, единственной сцены с открытой грудью. Сентиментальная драма завоевала миллионы поклонников, причиной тому и романтический образ благородного разбойника, въевшийся в подкорку, спасибо отечественной литературе, с нежностью, относившейся к бунтарям и противникам режима (любого). А так же скука, навеянная приевшимися фильмами про светлый рабочий путь. Но кроме того и близость, болезненность самой темы беспризорности, которую не раз поднимали в отечественном кинематографе (литературе) будь то «Путевка в жизнь», «Педагогическая поэма» или «Республика ШКИД». В стране, где войны оставляли сиротами тысячи детей фильм, содравший струп с едва начавшей заживать раны не мог не найти отклика. Тем более что постановка Бартлетта отличается повышенным градусом сентиментальности в отличие от первоисточника, где «капитаны песка», оставаясь детьми и поэтами улиц, в тоже время были преступниками. Да, вина в том общества, государства, но Амаду подчеркивает и то, что выбор каждый из персонажей делает сам, становится убийцей, насильником или борцом за права униженных и оскорбленных.

"Генералы песчаных карьеров", рецензия

«Генералы песчаных карьеров», рецензия

Финал ленты трагичен, ответом на крик: «Выслушайте нас!», — становится выстрел. Потому, что слышать голос улиц общество не хочет. Сытому не интересно о чем взывает голодный. Закономерно, что глухота эта распространилась и на восприятие «Генералов песчаных карьеров» западным зрителем, а услышали зов в «голодном» Советском Союзе, в котором еще жива была в памяти девочка, глодавшая корки на руинах Сталинграда, чей призрак промелькнул в «Русском дневнике» Стейнбека. В книге Амаду подчеркивает, что ненависть, злость ведет к гибели. Ответ на крик Безногого — залитые кровью камни мостовой. Ответ на крик Вертуна — свинец. Только перешагнув через страх и злость можно реализовать себя, найти свой путь, как Педро Пуля, примкнувший к рабочему движению. За годы прошедшие с выхода книги, идеалы того времени канули в бездну. Слова «партия» и «коммунизм», вызывают сейчас отторжение или ностальгию. Однако тот самый призыв Амаду к борьбе будет актуален всегда, ибо борьба предводителя «капитанов» была за лучшее завтра для всех. Утопизм посыла не отменяет его привлекательности и чистоты в самом пафосном смысле этого слова. Зов героев фильма — призыв к милосердию, но не к здравому смыслу. Крик о помощи, но не требование глобальных перемен. Сделанный в начале акцент на взаимоотношения «генералов» и Доры, на взаимоотношения Педро и Доры, сыграл против постановки, ибо конечный призыв продиктован потерей любимой, горем, а не социальными проблемами. Упростив толкование книги, упростив содержание фильма, Бартлетт почти обесценил все натурные съемки, работу всех актеров-беспризорников, что снимались в нем. Рахитичные дети с раздутыми от голода животами и старики, не видевшие в жизни ничего кроме горя, служат лишь декорациями в мелодраме, поводом выжать сердобольную слезу. Образы цепкие и страшные сами по себе вырываются из кинополотна, как если бы были частью пейзажа любого нищего района, моментом украденным фотоаппаратом мимо проезжавшего в комфортабельном автобусе туриста.

Упростив толкование книги, упростив содержание фильма, Бартлетт почти обесценил все натурные съемки, работу всех актеров-беспризорников, что снимались в нем

Недостаток постановки связанный со стремлением выжать эмоции, сочувствие в конечном итоге компенсируется удачными художественными решениями. Такими, как трансформация лица Доры в лицо старухи, ибо голодная старость единственное, что ждет обитателей Баии, если им суждено до этой старости дожить, а каждая старуха когда-то была молода и мечтала о флердоранже и свадьбе в роскоши собора. Характерными стоп-кадрами, акцентирующими внимание на лицах, событиях, точками, запятыми и восклицательными знаками. Балансом между мечтами, воспоминаниями героев и реальностью. Образом Доры, девушки, которая стала матерью «генералам» — циничным, развращенным, порочным, озлобленным, брошенным, несчастным детям.