Гоголиада

Гоголь. Начало, 2017, Егор Баранов

Наталья Бука рассказывает о картине Егора Баранова

Версия «18+» практически с ходу жёстко вводит зрителя в сюжетный курс дела: в первые пять минут фильма на экране появляется женская голая попа, стремительный массакр и главный злодей: бесчеловечный всадник с чёрной дырой вместо лица. Эта сумрачная преступная преамбула истошным слоганом кричит о том, что «Самая тёмная ночь перед рассветом» ещё впереди и что все последующие действия в фильме будут обращены на поиски таинственного убийцы. И тут появляется Гоголь…

Юный Николай Васильевич Гоголь бел лицом, чёрен волосом, тих голосом, славен скромной службой при Третьем отделении в Санкт-Петербурге и исправными приступами «падучей». На местах преступления он не только записывает всё, что вещают ему хладнокровные дознаватели, но и без предупреждения валится в обмороки, резво приходит в себя. В минуты припадков Гоголь, словно ведомый самим чёртом, пугает дознавателей и чертит неведомые символы, рисунки или отдельные слова, которые и сам поначалу не может грамотно истолковать. Волею криминального случая Гоголь знакомится с харизматичным сыщиком Яковом Петровичем Гуро, который не гнушается подобными зрелищами, а извлекает из Гоголя полезную информацию. Еще у Гуро был один знакомый по фамилии Яичница, но сейчас не об этом: следователь приглашает писаря в Малороссию расследовать мистические убийства гарных дивчин.

От идеи Александра Цекало обратить писателя-классика в киногероя за пятьсот вёрст веет голимой коммерцией, и скудным кадилом чадит желание пробудить интерес молодёжи к русской литературе. В угоду «и нашим, и вашим» к проекту привлекли талантище (Олег Меньшиков), тренды (Александр Петров, Таисия Вилкова), мейнстрим (Евгений Стычкин, Артём Ткаченко, Ян Цапник) и режиссёра в самом расцвете сил (Егор Баранов). Фильм состоит из двух глав (всё-таки главный герой — писарь): «Убийства в Диканьке» и «Красная свитка». Титр «по мотивам» сразу намекает, что вы увидите очень вольное видение произведений Николая Васильевича. «Гоголь. Начало»  глазами Баранова — это мистический трэш, вобравший в себя жанровое «чёрт-те что», смешно пугающий и превращающий зрителя в муми-папу с мыслью: «Это уже где-то было». Картина  просто напичкана нескончаемыми аллюзиями и ассоциациями с «Сонной лощиной», «Ван Хельсингом» и «Властелином колец».

«Гоголь. Начало», рецензия

Здесь все напоминают кого-то. Гуро (Меньшиков) играет изрядно пожившего Костика из «Покровских ворот» и даже вопрошает у Гоголя: «А не хлопнуть ли нам по рюмашке?». Гоголь (Петров) доводит до совершенства умение пускать слюни и надувать жилы на шее. Начальник полиции Бинх (Стычкин) напоминает обрусевшего флибустьера, решившего завязать с тёмным прошлым. Женские партии тоже неоднозначны: в меру радует глаз кроткая Лиза (Вилкова) со своими скелетами в шкафу унаследованного поместья, а вот дочь мельника, утопленница Оксана (Юлия Франц) чересчур современна и пухла губами (не ведали тогда ещё в Диканьке про ботокс). Впрочем, можно списать это дело на несчастный случай: всё же девушка утопла. И вообще ведьма. Унцию юмора вносит страдающий хроническим алкоголизмом доктор с булгаковской фамилией Бомгарт (Цапник). Как все выпивающие интеллигенты, он знает своё дело, и даже в невменяемом состоянии способен к вскрытиям и разного рода философствованиям.

Ближе к финалу фильма для борьбы со злом Гоголь сколачивает банду из себя, брюзжащего слуги и напоминающего байкера кузнеца Вакулы. Получаются такие малороссийские «Стражи Галактики». В следующих сериях к ним, вероятно, примкнёт говорящая свинья и какой-нибудь куст. Что до гоголевской украинской атмосферности, то о ней словно позабыли. Мелькнули где-то невыразительные мазанки, рушник, шаровары, свитка, борщ к обеду и пара шуток про москалей. В мультфильме «Жил-был пёс» — вот где нужно было черпать вдохновение.

Для борьбы со злом Гоголь сколачивает банду из себя, брюзжащего слуги и напоминающего байкера кузнеца Вакулы. Получаются такие малороссийские «Стражи Галактики». В следующих сериях к ним, вероятно, примкнёт говорящая свинья и какой-нибудь куст

Отрадно, что создатели фильма подробно ознакомились с биографией писателя и неплохо обыграли многие факты из его жизни и творчества. Так, в картине имеет место правдивый эпизод, в котором Гоголь сжёг все экземпляры своей поэмы «Ганц Кюхельгартен» (произведение было выпущено под псевдонимом Алов и подверглось критике). Доподлинно известно, что писатель страдал от отсутствия аппетита — вот вам сцены, где Гуро мечет за троих, а Гоголь смотрит на сало, борщ и картошку с луком очами, преисполненными отвращения. Недолгий кадр, где писарь оказывается погребённым заживо, восходит к тафофобии писателя. Ночные кошмары, «периодическая меланхолия» или, говоря современным языком, маниакально-депрессивный психоз, свойственные Гоголю, представлены здесь как особый дар писателя взаимодействовать с потусторонним миром. Для «входа в контакт» ему достаточно либо хлебнуть горилки, либо стукнуться о любой твёрдый предмет, либо попасть под лошадь — вот вам и «ворота в мир иной». Очнувшись  на тёмной стороне, Гоголь выглядит так, будто внезапно включил фронтальную камеру, заодно наглядно демонстрируя огрехи грима. Радует то, что первоначальную затею сделать знаменитый «гоголевский нос» авторы сами и отклонили. Внешнее сходство с Гоголем носит, скорее, условный характер (хватает причёски, усов и крылатки), а первостепенная задача фильма заключается в том, чтобы познакомить зрителя с богатым внутренним миром писателя и его личными тараканами.

Отдавая должное авторам, можно предположить, что такой ядрёной экспериментальной мешанине искренне подивился бы и сам Николай Васильевич Гоголь-Яновский с его безудержной фантазией. О других особенностях писателя (к примеру, он умел вязать), видимо, станет известно из последующих серий – авторы наверняка смогут применить это умение к борьбе с дьяволом и раскрытию главной тайны.

«Сериал в кино» режиссёра Егора Баранова быстро запрягает да долго, видать, будет ехать. Ведь это только начало. Целых три части впереди. Зритель, запасайся терпением, деньгами и попкорном!