Мать-и-мачеха

Голос из камня (Voice from the Stone), 2017, Эрик Д. Хауэлл

Виктория Горбенко рецензирует фильм Эрика Д. Хауэлла

Середина прошлого века, Тоскана. В старинный замок приезжает новая гувернантка, Верена (Эмилия Кларк), не имеющая профильного образования, зато интуитивно находящая контакт с трудными детьми. Ей предстоит позаботиться о Джейкобе (Эдвард Дринг), недавно потерявшем мать и давшем обет молчания до возвращения духа умершей. Мальчик дичится и разговаривает со стенами, его новоиспеченная бонна предпринимает дилетантские попытки психоанализа, отец (Мартон Чокаш) не может решить, то ли отослать бесполезную прислугу, то ли жениться на ней, то ли просто изваять в мраморе. И только местный дворецкий (Ремо Джироне) занят делом: он стреляет зайцев.

«Голос из камня», рецензия

Режиссер пытается раскрыть конфликт, где с одной стороны два мужчины, большой и маленький, учатся переживать потерю любимой супруги и матери, находить грань, отделяющую светлую память от остервенелого служения прошлому, отделять предательство от неизбежного желания жить дальше. В части сложностей принятия смерти картина перекликается с недавним «Голосом монстра». Только фильм Хуана Антонио Байоны ориентирован преимущественно на подростков, в силу чего ему простительна ярко подсвеченная надпись «МОРАЛЬ». Эрик Д. Хауэлл, снимая вполне взрослое кино, зачем-то портит чудесный мистицизм лобовым проговариванием очевидных вещей. Мотивации героев вместо того, чтобы просвечивать красивым вторым дном через сюжетные перипетии, уродливыми трупами всплывают на поверхность.

Готическая традиция в последнее время вообще не находит в кино более или менее внятного отображения. Декоративная антуражность кочует от выхолощенного «Багрового пика» к кичливому «Лекарству от здоровья», но «Голос из камня» выглядит немощно даже на фоне расслабившегося дель Торо и бьющего на копейку Вербински

С другой стороны оказывается одинокая женщина, отдающая любовь чужим детям, чтобы впоследствии быть изгнанной из каждого отстроенного ее трудами семейства. Эмилии Кларк вновь после мелодрамы «До встречи с тобой» достается роль прислуги-спасительницы, но настолько схематично выписанная, что даже брови актрисы в этот раз будто приуныли. Ее Верена, которой, судя по всему, было суждено встать в один ряд с сильными духом героинями Джейн Остин и Дафны Дюморье, на поверку получает в наследство лишь типический конфуз с одеванием в чужое платье, который был удачнее отыгран даже в сериале «Мануэла». Готическая традиция в последнее время вообще не находит в кино более или менее внятного отображения. Декоративная антуражность кочует от выхолощенного «Багрового пика» к кичливому «Лекарству от здоровья», но «Голос из камня» выглядит немощно даже на фоне расслабившегося дель Торо и бьющего на копейку Вербински. Потустороннее силится втиснуться на Прокрустово ложе учебника по дошкольной психологии, и кино не спасает и беспроигрышный мотив проклятого дома, вытягивающего жизненные силы из героини. Весь богатый жанровый багаж режиссер трансформирует в диковатую рефлексию взбесившейся Мэри Поппинс, которой подарили новый зонтик и тут же отобрали.