Кризис для чайников

Игра на понижение (The Big Short), 2015, Адам МакКей

Сергей Феофанов находит «Игру на понижение» чрезвычайно познавательным и своевременным драмеди

Нулевые, США. Эксцентричный руководитель инвестиционного фонда Майкл Барри (Кристиан Бэйл), предсказавший ипотечный кризис задолго до его начала, начинает шортить американский рынок недвижимости, надеясь на его скорый обвал. Идея Барри не находит понимания у большинства финансистов, считающих ипотечное кредитование одним из самых надежных рынков США, однако отдельные безумцы и бунтари решают — в расчетах Барри что-то есть. К игре на понижение присоединяются трейдер Deustche Bank (Райан Гослинг), глава крупного хедж-фонда (Стив Карелл) и двое мелких инвесторов, действующих при поддержке экс-трейдера (Брэд Питт), который предпочел торговле тихую жизнь и радости садоводства.

Комедиограф Маккей на удивление уверенно чувствует себя в новом жанре, превращая занудную экономическую тарабарщину в эффектное и захватывающее кино, существующее на стыке комедии, трагедии и образовательной документалистики. Балансируя на грани хорошего вкуса, режиссер разрушает четвертую стену с помощью Марго Робби в ванной, Селены Гомес в казино и тому подобной обаятельной ерунды. Болтовня про облигации соединяется с кричащей клиповой эстетикой, Бэйл щеголяет стеклянным глазом, барабанит и расхаживает туда-сюда в шлепанцах и мятой футболке, Гослинг изображает волка с Уолл-стрит, а Карелл возмущается всеобщим сволочизмом.

«Игра на понижение», рецензия

Невозможно, впрочем, не заметить, что прекрасным актерам нечего играть — «Игра на понижение» оказывается фильмом не о людях, а о финансовом кризисе, увлекательным научпопом про деривативы, ипотеку и алчность, помноженную на безответственность. Сами герои этой истории Маккею не так интересны — он дает лишь самое общее представление о персонажах, отчего все они выглядят весьма схематично. Вот совестливый банкир, вот чудаковатый отставной трейдер, вот два придурка из гаражного хедж-фонда — играть здесь совершенно нечего, да никто, строго говоря, и не пытается вытягивать из данного материала судьбы и характеры. Все, включая обыкновенно отличного Бэйла в роли гения с синдромом Аспергера валяют дурака, и этот актерский настрой очень идет фильму.

Некоторый дефицит драматичности с лихвой искупает просветительская составляющая картины — не ограничиваясь стандартной в таких случаях констатацией того, что финансисты дурят простой народ, создатели «Big Short» с маниакальным тщанием рассказывают про синтетические CDO и субстандартные ипотечные кредиты, предельно ясно объясняя, где там собака зарыта. Что и неудивительно — фильм основан на документальной книге Майкла Льюиса, признанного мастера рассказывать просто о сложном — именно он написал книгу «Moneyball», из которой выросла одноименная картина о бейсболе. В конечном счете, «Игра на понижение» хороша хотя бы в сугубо утилитарном смысле — не претендуя на глобальные обобщения, фильм довольно точно (хотя, конечно, и довольно поверхностно) рассказывает зрителю о том, как обстоят дела на самом деле и что скрывается за перегруженным специальными терминами экономическим многословием.

«Игра на понижение» хороша хотя бы в сугубо утилитарном смысле — не претендуя на глобальные обобщения, фильм довольно точно (хотя, конечно, и довольно поверхностно) рассказывает зрителю о том, как обстоят дела на самом деле и что скрывается за перегруженным специальными терминами экономическим многословием

Довольно грустная история превращается в фарсовое драмеди, где комедии больше, чем драмы, а ирония заменяет дидактику и моральное негодование. Этот прием оказывается еще одним достоинством фильма Маккея — стоны про времена и нравы всем надоели до чертиков, и саркастическая, немного легкомысленная интонация «Игры» кажется куда более подходящим сопровождением для истории о финансовом кризисе. Показательно, что немногочисленные патетические реплики авторы фильма вложили в уста героев Карелла и Питта — первый ходит на групповые психологические тренинги, второй и вовсе кажется сторонником всех известных человечеству теорий заговора. А мораль… Очередной финансовый кризис — это sapienti sat, история, которой нужны не дополнительные комментарии, а хлесткое саркастическое резюме. Например, такое: «В последующие годы сотни банкиров и руководителей рейтинговых агентств сели в тюрьму, Федеральный резерв был реформирован, и Конгрессу ничего не оставалось, как раздробить банки и начать регулировать сектор ипотеки и деривативов. Я пошутил. Банки взяли деньги, которые им дали американцы, выплатили себе гигантские бонусы и лоббировали в Конгрессе отказ от банковской реформы, а потом обвинили во всем иммигрантов и бедняков».

AlteraPars:

Рецензия Стаса Селицкого