Анастасия Плохотина рассказывает о хоррорах, снятых в 2016 году

Минувший год вопреки настойчивому воркованию астрологов об удачных влияниях звезд оказался более похожим на одну из книг Майка Энслина. Для кого-то это были «366 ночей в отелях с призраками», для других – три сотни и ещё шестьдесят шесть неприятностей. Однако на большой кухне кино вовремя подсуетились, и –voila! – вы можете забыть об ужасах реальности, предоставив себя страху с большого экрана. 2016 был щедр на хорроры, а потому следует полагать, что в этом цехе крови, мяса и призраков уже заждались ревизорро. Итак, встречайте, детища ушедшего года без масок и грима, во всей своей омерзительности.

Сирена (Грегг Бишоп)

Они пленили Одиссея своим пением и будоражили сознание Кафки, а в двадцать первом веке оказались рабынями сексуальной индустрии. Как оказалось, помимо прочих приписываемых им магических свойств, эти очаровательные создания обладают крайне выгодным (и очень продаваемым) навыком – всего пара минут их зомбирующей песни, и мужчины уже корчатся от удовольствия в самом сильном оргазме, который испытывали когда-либо. Именно такую экзотическую услугу предоставляют в заведении, куда заезжает компания, празднующая мальчишник. Однако встреча новоиспеченного жениха и сирены заканчивается внезапной симпатией, и одним щедрым мужским жестом мифическое создание оказывается на свободе. Стоит ли водить дружбу с монстром, если дома ждет симпатичная невеста, — риторический вопрос, но только до тех пор, пока вы не увидите финал.

Сирена – очень интересная и пикантная история, явно направленная на то, чтобы отвадить похотливых самцов от поиска приключений в злачных местах, но по шкале ужасов может претендовать в лучшем случае на два черепа из пяти. Не настолько уж красота и страшная сила.

Смертельные намерения (Ребека Форчун)

Строго говоря, это не совсем хоррор в привычном понимании лекал жанра. «Deadly intent» — продукт нового модного веяния, родившего и «Бабадука» в том числе. Это жирный слой социальной драмы, под хрупкой коркой мистики. Мать – одиночка и ее трудный сын, переживающий смерть отца, служившего в Афганистане, вынуждены сменить место жительства. Куда бы они ни подались, всюду происходят несчастные случаи, а мебель двигается сама собой. Пока нормальные люди трезвонят в колокола, обливаются святой водой и зовут экстрасенсов, главная героиня уверенно списывает даже самые нелепые происшествия на дрянной характер сына.

На один передвинутый стол приходится порядка пятнадцати минут бытового женского кошмара. И хотя речь здесь о колоссально жестоком и психически нездоровом мужчине, травмированным войной, составляющая жанра ужасов оправдывает себя только на два черепа из пяти.

Сомния (Майк Флэнеган)

Априори некрасивым жестом стал бы упущенный из виду порыв «Сомнии» в стремлении доказать, что не из одного колодца черпают сюжетные мотивы для фильмов ужасов. Флэнеган открыл дверь в мир кино для трогательной, простой, но не вымученной истории, которая начинается обманчиво банально, но после приятно радует лоскутно сшитым жанровым разнообразием. Семейная пара, отчаявшаяся в попытках зачать ребенка, усыновляет очаровательного мальчика – Коди. Будучи абсолютно послушным и примерным мальчиком, Коди отличается лишь одной странностью – категорически отказывается спать и боится сна больше, чем любого наказания. Ведь каждый раз, стоит ему отправиться в царство Морфея, уродливый безликий монстр пробирается в реальный мир с одной лишь целью – пожирать все на своем пути.

Как дети становятся проводниками зла, что следует узнавать о приемных детях до момента их усыновления и почему больше всех платит фома неверующий – обо всём этом в «Сомнии». Она гарантированно испугает вас, или, по крайней мере, впечатлит на четыре черепа из пяти.

Маршрут построен (Олег Асадулин)

Время идёт, киношники учатся на своих ошибках. В случае отечественного кинематографа – эволюционируют в навыках плагиата. Русский фильм ужасов выбрал новый путь для развития, становясь симбиозом самых нашумевших историй западного образца, чем больше – тем лучше. «Маршрут» от этого принципа не отступил, объединив в себе едва ли не все road-horrors наподобие «Тупика» и взяв за базис «Кристину» (от которой, впрочем, осталась лишь идея). Андрей и Оля – семейная пара, отправляющаяся в традиционный для нашего менталитета отпуск под лозунгом «или пять звезд и всё включено спасут наш брак, или ничто уже не спасет». А доставляет их до аэропорта новое приобретение – машина мечты по привлекательно низкой цене.

Здесь будет всё, как по заказу, от щедрой русской души прямиком на ваш экран – история про расчлененный труп, самонажимающиеся педали, волшебные дороги, заканчивающиеся тупиком, мистические голоса, проклятая кукла, мерзкие личинки, самокалечение и горячие семейные ссоры на фоне общего злодейства. Так или иначе, это гораздо более приятное кино, чем вы могли бы ожидать от своей кинородины, заслуживающее три полноценных черепа из пяти.

Из тьмы (Корин Харди)

Ирландский фольклор сам по себе является плодородной почвой для жутких историй, а местные пейзажи и вековые леса – лучшее оформление для мрачных фантазий. Создатели обещают аудитории не простой страх, а истинно первобытный, монстров не надуманных, а посланных природой, ну а оружие… Оружие воистину мерзкое. Переехавшая сюда семейная пара занимается не только воспитанием младенца, но и исследованием лесного массива. В свою очередь, коренные обитатели делают всё, чтобы предупредить о некой опасности, и, как это обычно случается, оказываются неуслышанными. Из темноты меж деревьев появляются изуродованные подобия людей, которые, согласно легендам, начинают охоту на ребенка.

Лента с поразительной простотой нагнетает атмосферу до состояния легкой паники, но абсолютной неразберихи. Ирландская природа вполне способна напугать вас на четыре черепа из пяти, в особенности если вы всё ещё ностальгируете по формату детских страшилок, рассказываемых у костра.

Кловерфилд 10 (Дэн Трахтенберг)

Монстры бывают разные. И только вам решать, кого вы боитесь, ведь чаще всего мы видим одну только тень. Мишель попадает в аварию. Она переворачивается на трассе, а просыпается уже в подземном бункере, где её встречает Говард – человек, чьим тараканам не хватило бы места и на всех планетах солнечной системы. Там, наверху, произошла катастрофа. Так считает Говард. Апокалипсис, крышка, каюк, а единственные, кто сумел выжить – это они. Мишель, Говард и парень, который помогал строить этот бункер. К слову, бункер именной такой, о котором в детстве фантазировал каждый мальчишка и уж точно половина девчонок. Невероятный запас еды, множество фильмов, видеоигр и настольных игр, абсолютный уют изоляции и атмосфера спасительного спокойствия. Вот только довериться Говарду Мишель не может, уж слишком абсурдными кажутся его теории обо всём случившемся.

«Кловерфилд» — безусловно, украшение жанра для 2016 года. Это полноценный взрыв эмоций, напряжение от первых минут и до самых последних. Будете ли вы насмехаться или страшиться, верить или протестовать – эмоции не обойдут вас стороной. За умение пугать без примитивных приемов и удивлять своего зрителя – пять черепов из пяти.

Диггеры (Тихон Корнев)

О таком кино говорят: «неприлично русское». Сюжетно оно с завидным упорством пытается копировать «Катакомбы» и «Поезд дальше не идёт», но получается отвратительный ремикс с музыкой, неуместной, как трамвай в уборной. С такой же степенью оторванности от самой ленты существуют и персонажи, от первого до последнего – фрики с непродуманными репликами, состоящими преимущественно из междометий. От самих тайн Московского метро в этом фильме только слабые намеки, от самих ужасов – только невнятные визги. Чтобы вам всё стало ясно о содержательной глубине «Диггеров» — сценаристы шутят о медведе, который сел в машину и сгорел.

Вероятнее всего, такой фильм стал бы показательным для режиссерского ПТУ, но никак не для сколько-нибудь интеллектуального зрителя. Один череп из пяти, и это только за упоительно смешнуую историю о горе-женихе и невесте.

Монстры существуют (Брайан Бертино)

В США продолжили тему социальных страшилок, решив с одной стороны натравливать на зрителя бабайку, с другой – швырять в него продрогшими котятами. В таком свете предстает наша история.  Кэти – типичная неудавшаяся мать, типичная неформалка, застрявшая в пубертате и не нашедшая достойного парикмахера для вменяемого омбре на волосах. Зато в её жизни есть место наркотикам, беспорядочным половым связям и беспрестанному саможалению. Признав своё бессилие, она решается отдать свою дочь в более надежные руки. Но только на пути они попадают в аварию. И в темноте леса их ждет Нечто, готовое начать охоту.

Безусловно, к такому формату трудно привыкнуть. Моральные дилеммы тяжело решать в процессе пробежки по ночной дороге, когда тебя преследует что-то не от мира сего. И не менее тяжело это для аудитории. За жанровую смелость – три черепа из пяти.

Абатуар. Лабиринт страха (Даррен Линн Боусман)

За весь 2016 трудно придумать более динамичный и многообещающий трейлер, который грозился явить миру фильм-проводник в самый ад. Сама по себе история, казалось бы, выходит за границы разумного и объяснимого. Семью Джулии жестоко убивают, а когда та возвращается в дом, где было совершено преступление, то обнаруживает, что целая комната просто… вырвана из самого здания. И стала коллекцией маньяка, который мечтает собрать у себя все самые зверские преступления и призраков, страдающих от вечной боли. С такой многообещающей заявкой, следует ожидать, по меньшей мере, бомбического ужаса. На деле, всю историю вы увидели ещё в рекламе. Никакого развития она не получит. Самому дому, лабиринту страха, гордо вынесенному в название и на постер, отводится никак не более пятнадцати минут экранного времени, вменяемого финала история не имеет, а сценарий тщательно прожеван и выплюнут невнятным комком, что совсем уж нетипично для работ Боусмана.

Абатуар – типичный пример попытки, которая стала пыткой. И для создателя, и для зрителя. Два черепа из пяти по самым максимальным тарифам.

И гаснет свет (Дэвид Ф. Сандберг)

Да, это та самая зловещая короткометражка про жуткую фигуру, которую видно только в темноте. Облетев все интернет-порталы и наделав шуму среди желающих потрепать себе нервы, лента открыла себе путь на большой экран, превратившись в полнометражное кино, изрядно обросшее персонажами и деталями. Ребекка вынуждена вернуться в родной дом, чтобы разобраться со страхами младшего брата и защитить его от «злой сущности», которая, как он утверждает, приходит из темноты и… дружит с мамой.

К счастью, ленте не приходится изобретать велосипед. Хоррор-маневр, сработавший однажды, удачно выстрелил вновь, но не сумел оправдать все восемьдесят минут повествования. От фирменного силуэта в коридоре фильм пускается галопом по всевозможным клише, резко снижая планку ужаса до трех черепов из пяти.