Анастасия Плохотина продолжает рассказывать о хоррорах, снятых в 2016 году

Ведьма из Блэр: новая глава (Адам Вингард)

На сегодняшний день эта ведьма – ужас в мире ужасов, притча во языцех, яблоко раздора для кинолюбов, которые условно разбились на два лагеря. Одни убеждены, что кино – чистый лавкрафтовский хоррор, а ночные шевеления в лесу способны спровоцировать инфаркт у самого стойкого зрителя, другие не понимают, как можно испугать человека кучками камней и невнятной съемкой от первого лица. Так или иначе, с первым фильмом все относительно ясно. Он сделал свое грязное дело, произведя фуррор и став предметом обсуждения, а также одним из первопроходцев жанра псевдодокументалистики. С «Новой главой» труднее. Её сюжетный максимум – это очередная группа подростков, направляющаяся в тот же самый лес, чтобы проверить: вдруг предыдущая группа подростков, направившаяся в этот лес, выжила. Спустя двадцать лет. Ну или вдруг не иссохла от скуки сама ведьма и ещё готова вершить свои злобные делишки.

На практике, ничего нового, конечно, не случится. И хотя прошёл такой приличный срок, зло не научилось новым трюкам, а группа подростков не эволюционировала интеллектуально в достаточной мере, чтобы удивить аудиторию чем-то кроме дрона с камерой, который уверенно демонстрировал красивые виды с высоты птичьего полета, пока не упал. Потому как ведьма консервативна, новой техники и свежих сюжетных решений не одобряет. За что и получает один череп из пяти.

Нерв (Генри Джуст, Эриель Шульман)

Тема интернет-зависимости и её последствий уверенно ворвалась в мир кинематографа несколько лет назад, начиная с осуждения кибер-буллинга и заканчивая фанатической очарованностью подростков всемирной паутиной. Закономерно всплыла и зависимость населения от количества просмотров, лайков и популярности создаваемых аккаунтов. Джуст и Шульман экранизируют популярную книгу Джин Райан в неоновом свечении, с обилием блесток, дешевой романтической музыки и целой кучей гаджетов, что делает ленту идеальной адаптацией всевозможных «13 грехов» для менее возрастной аудитории. Принцип прост и знаком вам всем: люди скачивают приложение, где им дают задания, за выполнение которых предусмотрены денежные призы. Творить приходится всякое – лишь бы набрать как можно больше просмотров. Голые задницы, продемонстрированные толпе людей, случайные поцелуи, незапланированные татуировки, — всё это в новоиспеченном фрик-шоу двадцать первого века. На фоне организованной суматохи закручивается типичная, но очень приятная лав-стори, не останавливающая свой ход ни на секунду, чтобы зритель (ну хотя бы чисто теоритически) смог  обдумать социальный подтекст фильма.

Конечно, «Нерв» — хоррор чисто условно, это скорее подростковый триллер, тем не менее облетевший со скоростью света все интернет-сообщества, специализирующиеся на ужасах. Ибо зритель видит здесь хороший и грамотно высвеченный социальный кошмар. Пускай и в несколько другом смысле этого слова. Если памятовать о том, что история изначально о детях и для детей, то ленте можно отвесить три черепа и посвятить один из своих вечеров.

Мобильник (Тод «Кип» Уильямс)

Первое правило экранизаций Стивена Кинга – сделайте кино понятным для тех, кто не читал Стивена Кинга. Второе правило экранизаций Стивена Кинга – черт бы с ним с первым правилом, сделайте кино просто понятным. Талмуды писателя, изобилующие деталями и побочными сюжетными линиями, не в первый раз подвергнуты варварскому сокращению по принципу «по полстраницы из каждой главы из случайного места», что приводит к превращению вполне внятной и динамичной истории в сборную солянку из обрывочных реплик и всеобщей суматохи. Важно знать, «Мобильник» — не очередная тупая интерпретация зомби-апокалипсиса. Не просто попытка «короля ужасов» обыграть привычный нам в быту предмет, как рассадник смертельного вируса. Первоисточник приятен привычным слогом, авторским юмором, задумкой и неожиданным развитием. Из всех этих козырных тузов у кино остается только дуэт Сэмюэля Л Джексона и Джона Кьюсака, однажды блеснувших в «1408». Но и им не суждено вытащить фильм на своих натруженных голливудских спинах на уровень хотя бы приемлемого – их герои пресные, совершенно растерянные, нервно оглядывающиеся по сторонам с немым вопросом в глазах: «Где здесь выход?».

На большой экран лента продвигалась мучительно долго, каждый этап создания сопровождался «творческими разногласиями» и очередными подвижками. Что в итоге? Строили-строили и, наконец, доломали окончательно. «Мобильник» с большой натяжкой может претендовать на два черепа из пяти, и на десять разочарованных лиц фанатов Стивена Кинга. Из пяти возможных.

Новая эра Z (Колм МакКарти)

Уж сколько раз твердили миру, а исход все равно один. Киношники уверенно настаивают на том, что закат цивилизации будет сопровождаться звуками пережевывания человеческого мяса. Но если «Новая эра» кажется вам внеочередным примитивным детищем зомби-конвейера, то не спешите с выводами. Перед вами красивая и, что важно, трогательная история, и она не о том, с какой скоростью бежать и какими пулями отстреливаться от ходячих мертвецов, а о том, какую роль сыграет Пандора («Девочка со всеми дарами» — оригинальное название и ленты и книги-первоисточника) в выживании человечества после грибковой эпидемии. Оставшиеся незараженными люди обитают на военной базе, где выращивают «второе» поколение заболевших – в их организме также успешно размножается грибок, однако уже не в качестве паразита, а как симбионт, оставляя хозяину способность трезво мыслить, разговаривать и обучаться. «Особенных» детей содержат в камерах, транспортируют с конвоем на инвалидных колясках с ремнями, а обучают, как обычных школьников, — химии, мифам древней Греции и географии.

Вообще в любом апокалиптическом фильме интересен не столько сам компонент конца света, сколько плеяда маленьких личных историй и драм, разворачивающихся на фоне. Может Колм МакКарти и не разворачивает перед зрителями шекспировскую трагедию, но это и не окончательная цель ленты. Для зрителя «Новая эра» предстаёт игрой, в ходе которой надо решить всего одну дилемму: добро во имя мира или жестокость во имя того же мира? Кино сможет порадовать (и устрашить) свою аудиторию на четыре черепа из пяти.

Темнота (Грег МакЛин)

Хоррор-индустрия омрачила своими историями всевозможные пустынные дороги, заброшенные дома и темные леса, а в 2016 году досталось и Гранд-Каньону. Фантастически популярное среди американцев место становится локацией отдыха большой и дружной семьи. Однако по возвращении домой выясняется: сын семейства, страдающий аутизмом, прихватил с собой нечто зловещее, что отныне будет питаться страхом и болью. И оно бы радо питаться и оставлять следы черных ладоней на всех доступных поверхностях и даже простынях на счастье режиссеру, который даже вынес этот «ладонный» феномен на постер, но вот же беда – злые главные герои умеют пользоваться ютубом, а тот первой же ссылкой выдаёт пошаговую инструкцию по изгнанию из дома злостных невидимых трубочистов.

Более «детский» и наивный фильм ужасов придётся ещё поискать, так что если в вашей компании есть парочка человек, которые вроде бы и рады разделить с друзьями киновечер, но уж слишком переживают за свою психику, — смело демонстрируйте «Темноту». Не пострадает даже домашний хомяк, шугающийся звуков фена. А потому кино получает свой позорный и одинокий череп.

Первенец (Нирпал Бхогал)

Рожать вообще страшно. Это вам любая мама скажет, и даже никаких фильмов ужасов не надо. Но в случае этой молодой семейной пары, роды – только начало, а бессонные ночи и безостановочный плач – только ягодки. Их первенец, очаровательная девочка, оказывается необычным ребенком и притягивает к себе магнитом весь мрак из-за завесы между мирами. Что интересно в ленте Бхогала, кино вышло не столько о призраках и их нападках, сколько о тяжелой судьбе самого ребенка и его взрослении. Получился на удивление удачный и красиво срабатывающий взрыв мозгового вещества (обоюдно для зрителей и для родителей чада).

«Первенец» не стремится напугать чем-то экстраординарным, он просто показывает уже хорошо исследованную индустрией ужасов историю с другого ракурса, превращая избитое в интересное. Три заслуженных черепа из пяти.

Дизлайк (Павел Руминов)

Хотите рекордов? Пока что это худший российский фильм ужасов ever, который с трудом наскреб себе рейтинг 1,4 на кинопоиске и 2,0 на IMBD, и то, следует полагать, что эти цифры получены за счет лояльности фанатов блогеров, участвовавших в съемках. То есть, поделим приблизительно на два. То есть, получим меньше единицы. Да, «Дизлайк» — это то кино, которое нужно смотреть хотя бы из удовлетворения чувства любопытства: все правда настолько плохо? Правда. Настолько. Плохо. Даже хуже. Даже чудовищно. Даже склейка совершенно не относящихся к теме вайнов с просторов мировой паутины могла бы претендовать на статус более осмысленной истории. Всё кино – чистой воды любительское видео, где популярных интернет-персон заставляют (мы будем надеяться, что это не добровольный творческий порыв) пытаться попытаться неудачно пошутить про «сиси-писи-бурный секс», затем накачивают их энергетиками и поочередно убивают. И это тот случай, когда вы будете болеть за туповатых киллеров, которых можно вырубить ударом с локтя, но герои не справляются. Возможно, осознавая, что их персонажи – биомусор, а самоуничтожение – выход.

Единственное, что могло хоть как-то спасти кино и оставить его на уровне прочего незамеченного шлака – отсутствие финала. С финалом вышла такая бедовая беда, что любое чувство, даже чувство жалости, к картине погибает. Это будет единственный ноль в этом топе и, вот такой вот оксюморон, единственный must have по совместительству. Не пропустите возможность мрачно обалдеть от возможностей российского кинематографа.

Уиджи. Проклятие доски дьявола (Майк Флэнеган)

В какой-то момент доска для проведения спиритических сеансов свела мир киношников с ума и породила целую плеяду фильмов на заданную тему. И крайне удивительно, что Флэнеган, который в этом деле уже собаку съел, обратился к теме общения с загробным миром вновь. Однако на этот раз в сотрудничестве с японцами. Ещё сложнее поверить в то, что идея – феноменально! – выгорела. Все, что следовало сделать, добавить ещё одну сюжетную линию (естественно, семейную, естественно, трагически-мистическую), которая бы удачно дополняла, а  местами спасала провисающие моменты, так как вокруг одной только доски с буквами можно выстроить лишь второсортное и скучное кино. Главная героиня, Элис, вместе со своими двумя дочерями зарабатывает на примитивном шарлатанстве, позволяя убитым горем людям «разговаривать» с погибшими родственниками. Но, видит Бог, сама судьба открывает для женщины новую возможность – не обманывать клиентов, а по-настоящему удивить их. Ведь у младшей дочки обнаруживается способность общаться с потусторонним миром при помощи доски Уиджи.

Лента предсказуема, но в хорошем смысле того слова. Одним и тем же штампом зрителя можно как разочаровать, так и обрадовать. В нашем случае, «Уиджи» уверенно движется по рельсам классической страшной истории, не сворачивая с дороги и добиваясь жуткого открытого финала. Четыре черепа из пяти, и не доверяйте девочкам, которые умеют ползать по потолкам.

Не дыши (Федерико Альварес)

В 2011 году тихо и незаметно в свет вышел французский хоррор с легким налетом арт-хауса «Мертвенно-бледный». Он остался практически проигнорированным широкой аудиторией, хотя сюжетно представляет из себя настоящую жемчужину. Группа  подростков пробирается в дом к беспомощной старушке, прикованной к кровати, чтобы обокрасть её, однако вскоре воры понимают, что сами оказались в ловушке, да не у кого-нибудь, а у ведьмы, в прошлом жестокой преподавательницы балета и матери маленького монстра. В 2016 та же сюжетная канва, слегка американизированная, избавленная от лишней эстетики и балетных па, превратилась в «Не дыши», где очередная шайка воров (на этот раз, правда, куда более симпатичных для зрителя) решила ограбить бывшего военного, слепого и, как им казалось, совершенно беспомощного. На выходе получается мощный и очень напряженный триллер с редкими вкраплениями самих ужасов, однако способный держать вас в полноценном напряжении от самого начала и до конца. Альварес кое-чему научился на поприще хорроров и не даёт истории провиснуть, постепенно добавляя новые витки сюжета (да, иногда граничащие с маразмом, но в атмосфере общей паники и истерии эта мелочь прощается очень легко).

«Не дыши» своим названием характеризует не столько саму ленту, сколько должное состояние зрителя во время просмотра. И поучает собратьев по жанру: некоторым не хватает толпы монстров, чтобы испугать зрителя, а Альварес справляется, имея на вооружении одного только Стивена Лэнга. Пять черепов из пяти.

Судная ночь 3 (Джеймс ДеМонако)

Открыв золотую жилу однажды, Джеймс ДеМонако не устаёт успешно навариваться на продолжении истории о Новом мире, где отцы-основатели ввели ежегодную «судную ночь», официально представляющуюся уникальной возможностью безнаказанно убивать и калечить. На деле – это выгодный способ поддерживать экономику страны на высоком уровне, зачищая бедных и больных мира сего целыми кварталами. И вот, к третьей части франшизы, противники нового режима появились не в массах народа, борющегося за право существовать, а на политической арене. Сенатор Чарли Роан под защитой уже известного зрителю брутального Лео Барнса пытается защитить население и упразднить судную ночь. И, естественно, становится главной мишенью для всех прочих политиков.

«Судная ночь» выгодна тем, что объединяет элементы красивой и впечатляющей визуализации с уродливыми масками, карнавальными костюмами и смачными кровавыми убийствами и динамичную историю, которую можно бесконечно пополнять новыми персонажами. Это один из наиболее удачных примеров идеального симбиоза социальной драмы и хоррора на арене кинематогрфа. И даже третий заход в ту же самую реку не умаляет прелести ленты – твердые, заслуженные четыре черепа из пяти.