Истории семьи Майровиц (The Meyerowitz Stories), 2017, Ноа Баумбак

Виктория Горбенко рассказывает о драмеди Ноа Баумбака

Если ничего не добьетесь, то просто говорите всем, что выбрали семью. Примерно так, видимо, и размышлял Дэнни Майровиц (Адам Сэндлер), закопавший свой музыкальный талант, зато воспитавший дочь. Дочь выросла и уехала в колледж, а сам он теперь разведен, хромоног и безработен, в силу чего вынужден поселиться у отца. Глава семейства Говард Майровиц (Дастин Хоффман) характер имеет скверный, что усугубляется возрастом и нереализованными творческими амбициями. Когда-то он занимался скульптурой, но потом подался в преподавание. А в это время более удачливые приятели-художники стали собирать собственные ретроспективы и дружить с Сигурни Уивер. Не прибавляет легкости бытию неудачника Дэнни и наличие сводного брата Мэттью (Бен Стиллер). Тот, в свою очередь, научился неплохо зарабатывать, но все равно комплексует из-за того, что никогда не умел петь. Еще там есть сестра Джин (Элизабет Марвел), не умевшая достичь успеха вообще ни на каком поприще: ни на семейном, ни на карьерном. Временами появляется четвертая жена Говарда (Эмма Томпсон), которая бросила пить и завела пуделя, и дочка Дэнни (Грэйс Ван Паттен), снимающая фривольные короткометражки.

Кадр из фильма «Истории семьи Майровиц»

Ноа Баумбах – это такой Вуди Аллен для хипстеров и кидалтов. Его кино соткано из бесконечных диалогов и трагикомичных ситуаций, поколенческого поиска себя и богемной непринужденности. Глубокая режиссерская печаль, замаскированная невесомой иронией, прослеживается уже на уровне кастинга. Постановщик сводит вместе двух главных комиков нулевых, чтобы они разыграли редкую для себя меланхолию. Баумбах уже снимал про людей, которые сами дети. Снимал про людей, которые сами дети, но планируют завести детей. Теперь вот снял кино про тех людей, которые вырастили детей, и теперь снова, как дети.

Ноа Баумбах – это такой Вуди Аллен для хипстеров и кидалтов. Его кино соткано из бесконечных диалогов и трагикомичных ситуаций, поколенческого поиска себя и богемной непринужденности

«Истории семьи Майровиц» рассказывают про копившиеся годами взаимные обиды, про замалчивание и непонимание, про диалоги, которые ведутся всегда с самим собой, даже если собеседник стоит прямо напротив – короче говоря, про стандартный набор проблем, с которыми сталкивается любое большое (и не очень) семейство. В поделенном на главы фильме, каждому персонажу достается своя минута славы, а скорее – обнажения и разочарования. В итоге оказывается, что, несмотря на глубинные противоречия, разность характеров и колченогость судеб, быть несчастными вместе проще и приятнее, свой пиджак низменно оказывается ближе к телу, а с годами пылившегося в запасниках понятия «семейные узы» никогда не поздно сдуть пыль обоюдных претензий.