Игорь Нестеров вспоминает самые яркие киновоплощения государственных лидеров

На всех недавних крупных церемониях вручения кинопремий от BAFTA до «Золотого Глобуса» и «Оскара» английский актёр Гэри Олдман получал награды за фильм «Тёмные времена». Ветеран кинематографа сыграл самого известного и каноничного английского премьер-министра — Уинстона Спенсера Черчилля, который вдобавок признан соотечественниками величайшим британцем всех времён. Киноработа Олдмана – далеко не единственная роль государственного лидера, удостоенная признания критиков, внимания зрителей и россыпи щедрых призов. Postcriticism расскажет о 30 наиболее значимых кинообразах деятелей истории – императоров, королей и прочих власть предержащих, без которых большой экран выглядел бы совсем иначе.

В первой части вспоминаем роли Лоуренса Оливье, Николая Черкасова, Греты Гарбо, Мэрил Стрип, Элизабет Тэйлор, Бруно Ганса, Колина Фёрта, Вирны Лизи и Хелен Миррен. Продолжение — через неделю.

Лоуренс Оливье – Генрих V, английский король

Экранизация шекспировской пьесы «Генрих V» вовсе не случайно вышла в 1944-м году, когда войска западных союзников высадились в Европе для борьбы с нацистами и вели ожесточенные бои. Английский король-рыцарь Генрих Ланкастер всегда олицетворял славу английского оружия, и Лоуренс Оливье сделал всё возможное, чтобы британцы и американцы вспомнили о величии венценосного героя и воодушевились подвигами предков времён Столетней войны. Говорят, негласным консультантом Оливье выступил сам Уинстон Черчилль – большой любитель и знаток британской истории.

Николай Черкасов – Иван Грозный, русский царь

Ключевая киноработа Сергея Эйзенштейна «Иван Грозный» до сих пор является одним из главных фильмов, раскрывающих противоречивую природу высшей власти. Если в первой части фильма (1944) Николай Черкасов предстаёт в облике сурового и решительного благодетеля, то вторая часть (1958) – это экранная летопись медленного, но верного сползания в ад и личного разложения. Черкасов искусно передаёт духовный распад своего героя, который должен был достигнуть апогея в третьей части фильма, не получившей государственного финансирования. Черкасовская роль до сих пор считается крупнейшим достижением в жанре советско-российского исторического кино.

Грета Гарбо – Кристина, шведская королева

Сыграв в фильме «Королева Кристина» – роковую коронованную красавицу, бросившую свой народ и поменявшую свою веру ради любви, шведка Грета Гарбо как будто запечатлела собственную судьбу – одинокой, волевой и бесприютной странницы, которой везде рады и нигде не ждут. Лента про нордическую заокеанскую монархиню стала самой кассовой в американском прокате 1933-го года, а актриса удостоилась оваций зрителей и дифирамбов критиков, закрепив статус киноиконы золотой эпохи Голливуда.

Мэрил Стрип – Маргарет Тэтчер, британский премьер-министр

Фильм «Железная леди» (2011) – один из тех случаев, когда образ главной героини полностью закрывает собой сюжет и делает его вторичным. Мэрил Стрип смогла свести воедино черты реальной и анекдотичной Маргарет Тэтчер, передав харизму и желчность первой британской женщины-премьера. Актриса получила в общей сложности 8 наград за свою роль, однако, как сама Маргарет Тэтчер, так и её дети, наотрез отказались от просмотра фильма. Видимо, сценарий не отразил тех личных и политических коллизий, которые переживала на своём пути к премьерскому креслу дочь обычного бакалейщика, на 12 лет затмившая королеву Англии.

Элизабет Тейлор – Клеопатра, египетская царица

Скандальная «Клеопатра» (1963), едва на обанкротившая студию «Двадцатый век Фокс», столкнулась с суровой критикой из-за грубых сценарных просчётов и сюжетных огрехов. Однако фильм совершил почти невозможное: создал один из самых ярких женских типажей прошлого века. За время съёмок Элизабет Тейлор сумела переболеть тяжёлой пневмонией, завести служебный роман с Ричардом Бёртоном (Марк Антоний) и сменить в кадре рекордные шестьдесят пять нарядов. Пусть актрисе не досталось за «Клеопатру» ни одной награды, её роль органично слилась с образом античной владычицы. По сей день представляя себе Клеопатру, мы вспоминаем вовсе не мраморный бюст, а тейлоровскую голубоглазую брюнетку.

Лоуренс Оливье – Ричард III, английский король

Британский актёр и режиссёр Лоуренс Оливье справедливо считается главным кинопопуляризатором Уильяма Шекспира. Хрестоматийный английский монарх-детоубийца Ричард III в одноимённом фильме 1955-го года получился эталонным злодеем с одиозной ухмылкой и коварным взглядом. Пусть несчастный Ричард, вероятно, никого не убивал и пал жертвой фальсификации со стороны Тюдоров – конкурентов в борьбе за власть, Оливье сумел воплотить в своём персонаже всё, что завещал «чёрный пиарщик» Шекспир и ожидал зритель.

Бруно Ганс – Адольф Гитлер, германский фюрер

Портрет германского фюрера в фильме «Бункер» (2004) во многом революционен. Впервые Адольф Гитлер показан не бесноватым полудурком, а обходительным интеллигентом и обаятельным фанатиком. Примерно таким его описывали наиболее беспристрастные очевидцы – адъютанты, телохранители, секретарши, Альберт Шпеер и Ленни Рифеншталь. Швейцарец Бруно Ганс смог передать и внутреннюю силу, и личностный надлом, и духовное уродство. Актёр месяцами изучал мемуары и архивные киноплёнки, чтобы представить своего персонажа максимально аутентично. Результат – широкое признание критиков, серия европейских кинонаград и море интернет-мемов. Жаль ни каннские, ни оскаровские премии за такие роли не дают.

Колин Фёрт – Георг VI, английский король

Фёртовский король-заика, мечтающий научиться ораторскому искусству и выступать принародно, занял довольно странное место среди киноэкранных монархов. Мало того, что фильм «Король говорит!» (2010) представляет Георга VI далеко не в самом приглядном и несколько нелепом свете, так ещё и за кадром остаются все его заслуги перед страной, например, символичный отказ покидать Лондон и бросать свой народ во время нацистских бомбардировок. Вряд ли в герое этого фильма можно разглядеть нечто подлинно королевское, зато кинокритики и киноакадемики восхитились «английскостью» постановки и гладкой игрой дуэта Фёрт-Раш, завалив фильм всевозможными призами.

Вирна Лизи – Екатерина Медичи, французская королева

Исторические персонажи из кинофильмов по романам Александра Дюма всегда выходили либо слишком утрированными, как кардинал Ришелье, либо чересчур комичными, как Людовик XIII. Напротив, «Королева Марго» (1994) Патриса Шеро может похвастаться, во-первых, самым реалистичным воссозданием атмосферы французского XVI века, а, во-вторых, страшным и трагичным образом – «чёрной вдовы», королевы-матери Екатерины Медичи. Итальянка Вирна Лизи тонко ухватила все основные черты своей героини – истовую набожность и природное интриганство, параноидальный страх и патологическое властолюбие. Настолько жизненных и историчных женских типажей в мировом кино совсем немного.

Хелен Миррен – Елизавета II, британская королева

Далеко не каждой актрисе дозволено влезать в шкуру нынешней английской помазанницы. Однако Елене Мироновой, более известной, как Хелен Миррен, разрешили делать это часто и совершенно безнаказанно. Фильм «Королева» (2006) изобразил Елизавету II – заботливой и хлопотливой старушкой, которая к подданным относится, как к членам семьи, а к членам семьи, как к подданным.  Известно, что «Королева» пришлась по душе – августейшей виновнице появления этой ленты, а Миррен окончательно закрепила за собой право изображать венценосную особу при каждом удобном случае – от бродвейских спектаклей до приватных посиделок и «голубых огоньков».