Игорь Нестеров заканчивает подборку самых ярких киновоплощений государственных лидеров

Postcriticism заканчивает рассказывать о 30 наиболее значимых кинообразах деятелей истории – императоров, королей и прочих власть предержащих, без которых большой экран выглядел бы совсем иначе.

Первую и вторую части читайте здесь и тут, в финальном тексте цикла вспоминаем роли Питера О’Тула, Кэтрин Хепберн, Ричарда Бёртона, Идриса Эльбы, Найджела Готорна, Сергея Бондарчука, Ричарда Харриса, Петра Мамонова, Хоакина Феникса и Николая Черкасова.

Питер О’Тул – Генрих II, английский король

Харизматичный Питер О’Тул сыграл храброго и жестокого Генриха Плантагенета в двух титулованных фильмах «Беккет» (1964) и «Лев зимой» (1968).  Обе картины вошли в золотой фонд исторического кино, а на О’Тула стали равняться множество исполнителей королевских ролей. Король Генрих вышел поразительно цельным и мощным типажом, этаким полуварваром – полузевсом. Несмотря на то, что Американская киноакадемия проигнорировала выдающегося ирландского актёра и продолжала это делать более сорока лет, роль Генриха заслужила громких похвал и признания.

Кэтрин Хепберн – Элеонора Аквитанская, английская королева

Воплощение образа «бабушки Европы» для легендарной Кэтрин Хепберн превратилось в настоящий аттракцион страстей. Элеонора Аквитанская из кинокартины «Лев зимой» (1968) стала объектом зависти и подражания для всех киноактрис, мечтавших сыграть коронованных особ. Сложно назвать другую женскую историческую роль, где бы столь величественно переплеталось властолюбие и двуличие, боль и ярость, честолюбие и своенравие. Роль английской королевы принесла голливудской актрисе несколько высоких кинопремий, в том числе очередной, третий по счёту «Оскар».

Ричард Бёртон – Генрих VIII, английский король

Знаменитый женоубийца Генрих VIII – популярный герой театра, кинематографа и телевидения Великобритании. Фильм «Тысяча дней Анны» (1969) про короткий брак между королём Генрихом и Анной Болейн не добавил ничего нового в восприятии личности самого кровавого английского монарха, однако скрупулёзно перенёс на киноэкран его классический образ. Ричард Бёртон воплощает коронованного ревнивца, как если бы играл Синюю бороду из сказки Шарля Перро. По мнению критиков, фильм получился довольно скучным и безжизненным, однако это не помешало Бёртону эффектно изобразить самодержавного мерзавца.

Идрис Эльба — Нельсон Мандела, южноафриканский президент

Фильм «Долгая дорога к свободе» (2013) стал не первым кинематографическим панегириком победителю апартеида, но самым масштабным и дорогим. Основанная на автобиографии Нельсона Манделы, картина совершает глубокое погружение в судьбу знаменитого борца за права чёрных в ЮАР. Один из ведущих современных чернокожих актёров Идрис Эльба заботливо передаёт каждую деталь сложного образа. Пусть картина получилась довольно скучной и предсказуемой, вызвав весьма сдержанную реакцию кинокритиков, роль Эльбы заслужила всевозможных похвал и открыла актёру звёздную тропу.

Найджел Готорн – Георг III, английский король

Сыграть короля под силу далеко не каждому актёру, но вот натурально сыграть приступ королевского безумия – на порядок тяжелее. Фильм «Безумие короля Георга» (1994) разрывает привычные шаблоны изображения британских правителей. Георг III в исполнении Найджела Готорна предстаёт жалким и смешным лунатиком, временно теряющим разум, но не теряющим властной энергии. Сценарий забавно передаёт, как свита и семья вынуждены подыгрывать свихнувшемуся отцу нации в его дурацких выходках. Готорн воплотил множество ролей, но только образ безумного Георга принёс ему запоздалую киноактёрскую славу.

Сергей Бондарчук — Борис Годунов, русский царь

«Борис Годунов» (1986) по пушкинской пьесе — последний фильм Сергея Бондарчука. Роль злополучного русского самодержца также стала последней крупной актёрской работой советского кинематографиста. Невзирая не тяжеловесность постановки, где все герои изъясняются стихами, образ Бориса – получился одним из самых сложных и проработанных в историческом отечественном кино. Бондарчук редко сам появлялся на киноэкране на переднем плане, поэтому «Годунов» занимает особое место в его фильмографии. Актёру и режиссёру удаётся передать классическое понимание образа, усилив его трагические черты.

Ричард Харрис – Оливер Кромвель, английский лорд-протектор

Пусть фильм «Кромвель» (1970) кишит историческими ошибками и неточностями, образ главного английского революционера вышел рельефным и драматичным. Ирландец Ричард Харрис воплотил множество исторических типажей, но только роль Оливера Кромвеля принесла ему международное признание и высшую актёрскую награду на Московском кинофестивале. Харрис делает акцент на непреклонной тиранической натуре своего героя. Харрисовский Кромвель – это, прежде всего, грубый воин и фанатик, сбивающий холёный аристократизм и дремотную дворянскую спесь со старушки Англии.

Пётр Мамонов – Иван Грозный, русский царь

Фильм «Царь» (2009) Павла Лунгина привёл к расколу между критикой, которая высоко оценила актёрскую и режиссёрскую работы, и массовым зрителем, не воспринявшим ни образ, ни сюжет.  Широкая киноаудитория, привыкшая к Николаю Черкасову из первой части «Ивана Грозного», не согласилась с мамоновским воплощением грозного царя. Пётр Мамонов превращает своего героя во властного маньяка, в ком деспотизм граничит с полоумием. Роль Ивана Грозного в русской истории – это каменная глыба, о которую ломались и продолжают ломаться копья, поэтому мамоновский образ прекрасно вписался в вечный спор между «державниками» и либералами.

Хоакин Феникс – Коммод, римский император

Не секрет, что «Гладиатор» (2000) Ридли Скотта крайне легкомысленно обращается с фактами об античности. Поэтому очевидно, что образ императора Коммода – это эффектная и умелая псевдоисторическая импровизация. Из истории известно, что Коммод – нечто среднее между Нероном и Калигулой, поэтому Хоакин Феникс тонко демонстрирует психопатическое властолюбие и коварство, однако не превращает своего героя в полного безумца. Актёр номинировался на несколько кинонаград за свою роль, но так ничего не получил. Жаль, поскольку Коммод стал последним фактурным персонажем из числа венценосных античных кинозлодеев.

Николай Черкасов – Александр Невский, новгородский князь

Фильм Сергея Эйзенштейна «Александр Невский» (1938) совершил высшее достижение для исторического кино, заложив эпохальный миф. Александр Невский никогда не считался ключевым персонажем российской истории до появления этой киноэпопеи: он был одним из многих русских святых и одним из многих русских князей. Полотно Эйзенштейна и актёрская работа Николая Черкасова превратили новгородского правителя в безупречного национального героя, непобедимого мстителя и яростного защитника отечества. Можно сказать, что признание Александра Невского – главным российским историческим деятелем на проекте «Имя России» в 2008 году, это результат магии черкасовского образа и режиссёрского таланта Эйзенштейна.