Антон Фомочкин и Денис Виленкин рассказывают о 39-м Московском международном кинофестивале

След Зверя
Поразителен успех новой картины Агнешки Холланд и ее дочери на международном фестивале в Берлине по одной причине – несмотря на вес социально-политического высказывания это кино по большей части популистское. Удивительны разговоры про жанр, поскольку просматривается голый расчет, который легко наблюдать в силу феминстской повестки дня, где женский характер (а здесь он ярко-выражен) оказывается максимально властным и сильным. В этом контексте финальный твист не выглядит шокирующим, скорее шокирующее глупым, как и раздражающий экологический подтекст, растянутый на двухчасовое полотно. Что все еще хорошо у классика польского кино Холланд, это чувство природного мира, не животных самих по себе – ландшафта, максимально кинематографического и чувственного. Настолько, насколько возможно отобразить красоту польского зимнего леса. Сама же интрига не представляется состоятельной, предыдущая картина Холланд была куда более насыщенной драматургически. Поскольку в финале зритель сталкивается с проблемой эмпатии. Как можно сопереживать убийце? Никак. Но и вокруг главной героини существенно хороших людей нет.

Впусти солнце
Классик французского кино 90-ых Клер Дени переживает, кажется, вторую молодость впервые вторгнувшись на территорию «женского» кино. Но делает это по-настоящему мужского духа и закалки постановщица до такой степени изящно и иронично, что происходящее начинает казаться растворенным во французских кинематографических традициях ответом индии-кино Ноа Баумбаха с девичьем отливом. Жюльет Бинош играет немолодую, но все еще прекрасную женщину, которая от одного любовника движется к другому и ищет простого счастья, но находит лишь разочарование. Ее витальность подчеркнута ее профессией – она художница. Но будет ли в ее жизни солнце? Наверное солнце это она. И разговор с экстрасенсом венчает ее детскую доверительную наивность по отношению к мужчинам. И, наверное, таким образом Дени лишь указывает на сущностные вещи во взаимоотношениях. Но даже за всем смысловым нарративом это крайне остроумное кино.

ОЦЕНКИ


След зверя — 2

Впусти солнце — 7

Кадр из фильма «Порту»

То, что никто не видит
Один из самых неудачных фильмов фестиваля – прибалтийский представитель программы спектр, ставший на родине относительным кассовым хитом фильм, запутавшийся в своих жанровых и стилевых особенностях. Не спасает его даже потрясающий Евгений Ткачук, погружение которого в образ человека учащегося говорить, чье возвращение в норму происходит на наших глазах – достойно фильма более талантливого чем этот. Авторский по форме, он использует крайне медлительные и ленивые сюжетные повороты, годящиеся скорее для мелодраматического кино, чем для фильма о высоких технологиях. Тем более с подтекстом условного «Хэла» из «Космической Одиссеи» — робота, решающего за человеческий интеллект, что лучше для его подопечного, а что нет. Автор, перед сеансом говорящий о технологическом аспекте темы знает, кажется, куда больше, чем попытался на экране показать. А может, это просто не та тема, в которой должна быть подобная мелодрама.

Хохлатый ибис
Почти советского настроения кино, ставшее неожиданно фаворитом конкурсной программы, лично наблюдал как скептически настроенные критики, не могли оторваться от экрана, даже с учетом некоторой экранной пошлости образов, в том числе использовании на экране вынесенного в название «хохлатого ибиса». Это ностальгическое кино помноженное на собственные культурологические особенности (например тему погребения и похорон), но прежде всего обращенное в детство и юность главных героев, чьи недомолвки и недосказанности проявляют себя много лет спустя. В Голливуде подобные сюжетные ходы используют при сюжетах вроде встречи выпускников, здесь журналист приехавший в город делать репортаж про редкую и важную для культуры птицу, погружается в практически ничем не изменившееся прошлое. И, наверное, все герои находят свое собственное освобождение в этом.

ОЦЕНКИ


То, что никто не видит — 1

Хохлатый ибис — 5