Обход (Detour), 2016, Кистофер Смит

Армен Абрамян рецензирует «Обход» Кристофера Смита.

Инициация

Мама Харпера попала в автокатастрофу. Теперь она в коме практически без надежды на излечение. Сын тяжело переживает случившееся. Объектом его злобы становится отчим. Он винит его в равнодушии, в супружеской неверности, в корыстной жажде наследства и даже начинает подозревать именно отчима — истинной причиной аварии. Напившись в баре, Харпер проговаривается о своей ненависти к родичу одному сомнительному типу по имени Джонни. Тот, недолго думая, предлагает убить алчного изменника за небольшую плату. Пьяный мальчишка согласился, а наутро, проспавшись, не придал случайному разговору значения. Но на пороге уже стоял Джонни, а позади него блондинка со свежей раной на лице.

Побаловавшись фэнтезийным и семейным мейнстримом, Кристофер Смит вернулся в родную стихию камерной жути и творческих поисков. В «Обходе» легко узнаётся почерк автора страшного «Крипа», смешной «Корпоративки» и загадочного «Треугольника». Смит снова демонстрирует кинематографическую насмотренность и проявляет режиссёрскую изобретательность в рамках жанровых клише. На сей раз — это и роуд-муви, и психологический триллер, и криминальная драма, и чёрная комедия. При использовании атрибутики указанных жанров, идеологической эгидой избирается обыденная история взросления; история превращения мальчика в мужчину под влиянием обстоятельств неожиданно-диких и столь же непредсказуемо-ироничных. До самого последнего момента сюжет будет обманывать ожидания, преподнося сюрприз за сюрпризом

«Обход», рецензия

Харпер читает «Пролетая над гнездом кукушки» Кена Кизи, смотрит классический нуар 1945 года «Объезд», а на стене у него закономерно висит постер «Харпера» Джека Смайта 1966 года с Полом Ньюманом. По ходу просмотра придётся вспомнить и сиквел смайтовского опуса — «Бассейн утопленников». Сама же завязка напоминает «Незнакомцев в поезде», но вскоре действие сворачивает куда-то в «Бойцовский клуб», но и там долго не задерживается, продолжая свой извилистый киноманский трип.

Джонни спрашивает Харпера: если бы можно было разделиться на две части, одна из которых совершает убийство, а другая ничего об этом никогда не узнает, пошёл бы он на преступление? После утвердительного ответа герой раздваивается буквально: одна его часть едет в опасное путешествие с нежданными визитёрами, другая остаётся дома. Вместе с ним раздваивается и сюжет, а изображение то и дело делится на два, три и четыре экрана. Смит и здесь поработал со старанием, красиво соединив две бытия центрального персонажа, отчего не сразу понимаешь, как воспринимать то и дело вклиниваемые в основную канву эпизоды: как флэшбеки, как флэшфорварды или как фантазии невезучего мажора, окончательно сбрендившего от напряжения.

Помещая импульсивного юнца в шаблонные ситуации, знакомые по многочисленным триллерам, и нетривиально выводя его из них, Смит фактически полемизирует с самим собой как автором «Треугольника» — лучшей своей работы.

Помещая импульсивного юнца в шаблонные ситуации, знакомые по многочисленным триллерам, и нетривиально выводя его из них, Смит фактически полемизирует с самим собой как автором «Треугольника» — лучшей своей работы. В нём героиня Мелиссы Джордж проходила раз разом временную петлю, не имея ни малейшей возможности выбраться за её границы. «Обход» вплоть до самого финала тоже кажется историей о предопределённости, о неминуемых драматических последствиях за принятые решения, тем более в фильме хватает отсылок к нуарам различной степени безысходности. Однако финал преподносит совершенно иную точку зрения, упирающуюся как раз в возможность различных исходов, в зависимости от сделанного выбора. Кристофер Смит, впрочем, верен себе и здесь, предлагая решать зрителю насколько финал этой нравоучительной истории можно считать оптимистичным, а насколько тупиковым для всех её участников.