29 апреля 1980 года умер Альфред Хичкок. Армен Абрамян рецензирует фильм Фила Джоану, который он считает лучшим оммажем творчеству великого режиссера.


Окончательный анализ (Final Analysis), 1992, Фил Джоану

Лилия, гвоздика, фиалка

К психоаналитику Айзеку Барру (Ричард Гир) обращается за помощью молодая девушка по имени Диана (Ума Турман). На сеансах, помимо рассказов о своих фобиях, фантазиях, странных снах, она настоятельно советует доктору познакомиться с её сестрой Хитер (Ким Бейсингер), так как старшая сестрёнка – девушка, во-первых, сама по себе интересная, во-вторых, может помочь лечению, пролив свет на прошлое Дианы. Айзек и вправду узнаёт много занятного про свою пациентку от Хитер, а, главное, они влюбляются друг в друга. Но Хитер замужем за греком Джимми (Эрик Робертс) – респектабельным преступником и патологическим садистом. У самой Хитер тоже имеются свои особенные патологии…

«Final Analysis» — один из лучших оммажей творчеству Альфреда Хичкока. Чуть ли не каждая сцена, каждый кадр, каждый смысловой обертон и сюжетный завиток заставляют вспомнить то «Головокружение», то «Психо», то «Марни», то «Завороженного» — и это лишь то, что бросается в глаза сразу. «Головокружение», безусловно, — краеугольная картина для синефильского восприятия «Окончательного анализа», откуда заимствуется многое. Это касается не только прорисовки характеров, но и визуального, и декорационного антуража. Психоаналитическая подложка стала ощутимее, словно выдуманный кошмар (прохождение туннеля со стеклянными осколками на стенах), фигурировавший в «Головокружении», стал явью. Знаковая же пугающая фаллическая колокольня трансформировалась в не менее опасный фаллический маяк.

Кадр из фильма «Окончательный анализ»

…снова этот сон. Я составляю букет из трёх видов цветов: лилии, красные гвоздики, фиалки… Диана не сразу поведает все детали своего сновидения: не упомянет вначале о гвоздиках, а потом как бы нарочно спутает фиалки (violet) с насилием (violence). Цветы имеют символическое значение; определяют буквально цветовое решение ряда эпизодов, формируя восприятие истории в целом, и служат своеобразным разграничением на главы. Остроумный штрих Хичкока из «Психо», когда у героини Джанет Ли меняется цвет бюстгальтера с белого на чёрный после совершения ею кражи, у Джоану возводится в стилеобразующую степень. Одеяния персонажей и фиксация на оттенках предметов становятся для режиссёра таким же дотошным фетишем, как и маниакальная зацикленность на тождестве внешности и гардероба «умершей» Мэделин с «ожившей» Джоди для Джеймса Стюарта из «Головокружения». Красное платье для соблазнения, серое пальто для усыпления бдительности, белое нижнее бельё для унижения, алое вино для истерики, чёрные очки для ярости.

Лилия – чистота. Гвоздика – плотские желания. Фиалка — подсознательные импульсы подвергаться насилию. Белый, красный и фиолетовый будут, как солнечные зайчики назойливо мелькать на протяжении всего фильма, исправно исполняя роли метафор, символов, подсказок и обозначений трансформаций характеров в их тесных взаимосвязях. Сопутствующих пересечений несколько и все брошены разом при старте: Айзек – Хитер, Айзек – Диана, Хитер – Джимми, Хитер – Диана. Какие-то из намеченных конфликтов раскроются в полной мере, иные послужат обманками для отвлечения внимания.

«Final Analysis» — один из лучших оммажей творчеству Альфреда Хичкока. Чуть ли не каждая сцена, каждый кадр, каждый смысловой обертон и сюжетный завиток заставляют вспомнить то «Головокружение», то «Психо», то «Марни», то «Завороженного» — и это лишь то, что бросается в глаза сразу.

Доктор Ричарда Гира боится привязываться к женщинам по причине того, что они не могут его удивить и почти всегда являют собой иллюстрацию какого-нибудь клинического психиатрического случая. Как и полицейского из «Головокружения», его осторожную рационалистическую натуру дестабилизирует неожиданная влюблённость. Вновь внимание приковано к двум женским образам. Одна – блондинка, другая – шатенка. Но если у Хичкока – это два лика одного персонажа, то Джоану их сплитует сёстрами и разделяет возрастом. Хитер – красавица, знающая себе цену и находящаяся на пике своей привлекательности, эталонная светловолосая femme fatale. Диана – рыжий бесёнок, вчерашний подросток, начинающий осознавать собственную сексуальность через комплекс неполноценности перед сестрой, закономерно выливающийся в зависть к ней. Хитер пресыщена сексуальной жизнью, Диана о сексе лишь говорит, причём исключительно через фильтры толкований фрейдизма. Их обеих тянет к Айзеку и как к мужчине, и как к специалисту.

Хичкок преподносил взаимоотношения своего героя с «двуликой» Новак в параноидальном ключе, заставляя того вступать в конфликт с самим собой, отчего бывалый коп вынужден был, ради сохранения здравого рассудка, играть невольную роль психоаналитика. У Джоану героинь две, поэтому конфликтность переносится на внешний уровень детективного расследования и судебного разбирательства – обстоятельств, вынуждающих уже психоаналитика заниматься полицейским вынюхиванием и импровизировать в самых критических ситуациях, чтобы не оказаться за решёткой.

Уэсли Стрику не впервой работать над подобным материалом. Он числился в сценаристах «Мыса страха» Мартина Скорсезе – другого триллера, где стилистическое цитирование классических лент определяло развитие сюжета. Всего лишь третья полнометражная картина Фила Джоану ничем не уступает римейку Скорсезе, вышедшему годом ранее, вот только повезло ему значительно меньше. Вместо заслуженного признания – вялый прокат и номинации на Золотые малины, в том числе за блестящий сценарий. Фильм остался непонятым современниками. Эстетское великолепие букета из лилий, гвоздик и фиалок с интригующим названием «Окончательный анализ» оказалось изящнее «Мыса страха», не таким кровавым, как «Молчание ягнят», не столь агрессивно-эротичным как «Основной инстинкт». И всё же, фильм не забыт. В 2013 году Стивен Содерберг для постановки «Побочного эффекта» позаимствует у Фила Джоану не меньше, чем Джоану позаимствовал у Альфреда Хичкока. Преемственность в действии, а, значит, до окончательных анализов ещё далеко.