Мифологическая поэма

Сибириада, 1979, Андрей Кончаловский

Армен Абрамян рассказывает об одной из главных работ Андрея Кончаловского.

Рядовой госзаказ в руках Андрея Кончаловского и Валентина Ежова (соавтора сценария) обернулся высокохудожественной поэмой в шести главах, разделённых на четыре часовых фильма. Дорогостоящий и трудоёмкий результат был заслуженно вознаграждён Гран-при на Каннском фестивале. В данном случае за вторую по значимости награду не обидно. В 1979 году Золотую пальмовую ветвь разделили такие значимые работы как «Апокалипсис сегодня» Фрэнсиса Форда Копполы и «Жестяной барабан» Фолькера Шлёндорфа.

«Сибириада» — лучший фильм Кончаловского из снятых им на русском языке, а, возможно, и лучшее его творение за все годы работы в профессии режиссёра. Безналоговая киноэпопея об освоении природных ископаемых в Сибири длиною в шесть десятилетий имеет в отечественном фильмофонде сходные параллели разве что с многосерийными постановками Ускова и Краснопольского по книгам Иванова. Но «Тени исчезают в полдень» и «Вечный зов» — это всё же во многом телевизионный сериальный формат. «Сибириада» — именно что полноценное крупномасштабное кино. Такое же масштабное в отношении поставленных задач как, например, «Война и Мир» Сергея Бондарчука.

«Сибириада», рецензия

Отталкиваясь от архетипического сюжета о взаимосвязях двух номинально враждующих семей (Соломины и Устюжанины), создатели отрывочными главами рассказали историю целой страны, прошедшей революцию и Великую Отечественную войну; прошедшую путь от глухого дикарства и невежества до нефтяной державы. Реализация замысла следует классическим литературным традициям с уклоном в мифологическое осмысление бытия, с акцентами на метафорической поэтизации и экзистенциальной рефлексии в ущерб навязываемой «сверху» производственной хроникальности. Выдающиеся актёрские работы, легендарная музыка Эдуарда Артемьева и точный сценарий (не скатывающийся в пропаганду, но и не уходящий от изображения конкретики времени в абстрактные философские выси) не позволили картине устареть. Как и в случае с предшествующим «Романсом о влюблённых», режиссёр не избегает обязательных идеологических установок, но в конкретном случае скорее уместно говорить о плодотворном компромиссе касательно некоторых сюжетных допущений, а не о слабовольном прогибе под нормы цензуры.

«Сибириада», действительно, поэма, эпическая история в которой разворачивается степенно и возвышенно.

«Сибириада» — настоящая поэма, эпическая история в которой разворачивается степенно и возвышенно. При этом говорят герои, как правило, «низким» штилем и сами они далеки от идеализированных олеографий подвижников коммунизма или же от карикатурных борцов с большевизмом. Кончаловский свободно использует палитру традиционных образных обобщений при съёмках природных стихий, огня и воды, лесов и болот. Найдётся здесь место и призракам минувшего, и проводникам неизменного (Вечный Дед). Пространство и время сосуществуют в гармонии, а люди переходят из одной эпохи в другую. Движимые подчас обыденными страстями и сугубо личными чувствами, они сливаются в незримую общественную мистерию, становясь мифическими духами, провозвестниками незыблемого, хранителями национального единства и территориальной целостности.