Willkommen, Adolf!

Он снова здесь (Er ist wieder da), 2015, Давид Внендт

Дмитрий Котов анализирует политический подтекст в фильме Давида Внендта.

Каждый раз, когда новая провокационная лента поднимает табуированную тему, встает вопрос: скандал ли это ради скандала или же смелая попытка привлечь внимание к проблеме, на которую повелось закрывать глаза. Новость о том, что немцы сняли кино о воскресшем Гитлере, в конце минувшего года эхом разнеслась по Европе и раскатисто бомбанула в российских информационных выпусках. Вердикт некоторых отечественных СМИ был однозначен и в вольных трактовках намекал на следующие тезисы: «загнивающий Запад», «глумление над историей», «бездуховная Гейропа» и далее по списку. С недавних времен степень неразборчивости журналистов по эту сторону баррикад в подобных вопросах прямо пропорциональна градусу паранойи и ура-патриотичной пропаганды. Намедни возмущались норвежскими фантазиями в сериале «Оккупированные», теперь же проявили «базаровщину» в разговоре о, безусловно, самом болезненном, славном и неприкосновенном эпизоде нашего пропитанного кровью прошлого. Дескать, неважно, что задумывал автор, ведь Гитлер – это бяка, а потому фу-фу-фу.

На самом-то деле, сатирическая планка создателей комедии «Он снова здесь» была задрана столь высоко, что иные ее просто не заметили, не догадавшись взглянуть трезво и со стороны. Завязка незамысловата, как расовые убеждения прилежного выпускника Гитлерюгенда, и даже вычурно гротескна, как черный орел, вцепившийся когтями в правостороннюю свастику. Фюрер, аки Терминатор из будущего, материализуется в одном из тихих двориков современного Берлина, чем по чистой случайности привлекает внимание незадачливого телерепортера, жаждущего сенсационных сюжетов. Сможет ли некогда поверженный тиран адаптироваться к новой политической модели, вновь привлечь к себе сторонников национал-социализма и построить процветающий Четвертый Рейх?..

Он снова здесь, рецензия
«Он снова здесь», рецензия

Снятый по одноименной дебютной книге немецкого журналиста Тимура Вермеша, полудокументальный фильм Давида Внендта задорно и пародийно прорвал пузырящиеся гнойники национальных вопросов, как никогда актуальных для Германии со времен восхождения НСДАП на олимп власти. Это не язвительные водевильные глумления «Весны для Гитлера» Мэла Брукса и не кровожадная расправа «Бесславных ублюдков» Тарантино. Несмотря на острый и местами балансирующий на грани дозволенного юмор, подтексты скетчей у Внендта глубиной и точностью ключевого посыла не уступают лицедейству Чаплина в «Великом диктаторе» и тоталитарному ужасу Оруэлла в романе «1984». Нелепые усики, сальная челка и лающая харизма вызывают искренний смех у сегодняшних немцев. Шутками-прибаутками, солидарностью и интересом встречает набирающего популярность фюрера праздная толпа, ждущая перемен. Флюидами гипнотического дара убеждения, ловко манипулируя миграционными проблемами и социальными тревогами, овладевает злодей умами убаюканных высоким уровнем жизни колбасоедов. Телестудия вместо пивного зала, миллионы голубых экранов вместо партийной трибуны. Когда прайм-тайм у тебя в кармане, одурманить заблудших овечек гораздо проще, чем 80 лет назад.

«Мое впечатление такое – средний класс стремительно “правеет”. Очень многие говорили с Гитлером как если бы это и был сам фюрер, и то, что они говорили, я нахожу опасным для страны. Мы должны вновь задуматься над тем, что мы делаем, и правильно ли мы это делаем». Не нуждаются в комментариях процитированные «Euronews» слова Оливера Мазуччи – исполнителя главной роли, весьма убедительно передавшего нутряную суть персонажа акцентом на грамотной ретрансляции идей, а не на внешнем сходстве. Выйдя в народ, ряженый Гитлер прозондировал почву, благодатную, как выясняется, для роста и размножения «коричневой чумы». И этих людей – рядовых европейских обывателей – нетрудно понять. Дело Геббельса живет и процветает, принимая самые причудливые высокотехнологичные формы. Игрушечный «ютубный» фюрер, как кажется, искренен лишь однажды, но монолог на крыше высотки так просто выставить театрализованным анекдотом. Молодой зритель – не старуха-еврейка, запомнившая на всю жизнь одну из личин Дьявола. Будущее арийской нации, не обремененное живой памятью, не заметит ничего плохого – ни снаружи, ни внутри себя. Show must go on!

На самом-то деле, сатирическая планка создателей комедии «Он снова здесь» была задрана высоко, что иные ее просто не заметили, не догадавшись взглянуть трезво и со стороны. Завязка незамысловата, как расовые убеждения прилежного выпускника Гитлерюгенда, и даже вычурно гротескна, как черный орел, вцепившийся когтями в правостороннюю свастику. Фюрер, аки Терминатор из будущего, материализуется в одном из тихих двориков современного Берлина, чем по чистой случайности привлекает внимание незадачливого телерепортера, жаждущего сенсационных сюжетов. Сможет ли некогда поверженный тиран адаптироваться к новой политической модели, вновь привлечь к себе сторонников национал-социализма и построить процветающий Четвертый Рейх?…

Почему это произошло тогда и может ли безумный политический сценарий повториться вновь в цивилизованном обществе XXI века? Исчерпывающий ответ дают не только публицистическая прозорливость и драматургическая подкованность создателей фильма, но и, прежде всего, самые настоящие документальные съемки «факельных шествий» и неонацистских маршей со всех уголков Старого Света, «зигующей» пощечиной оглушающие зрителя под самый занавес. Без спроса нет предложения, а открытые границы легко обратить в километры колючей проволоки. Когда незваный гость обманом проникает в чужой дом, гадит на пол, насилует женщин и убивает детей, даже самый радушный хозяин взбурлит вопросом Достоевского: тварь ли я дрожащая?..

«Чем больше я узнаю людей, тем больше люблю собак», – фраза, авторство которой очень часто приписывают [анти]герою нашей истории (пускай и ошибочно), не так далека от истинной сути вещей. Ведь самых страшных химер проще всего увидеть в зеркале, а чудовищ рождает сон разума. Сдается мне, будильник в этот раз вновь никто не услышал.