Хранители охраняют нас, но кто охранит нас от хранителей

Первый мститель: Противостояние (Captain America: Civil War), 2016, Энтони Руссо, Джо Руссо

Анна Дедова хвалит новый фильм братьев Руссо.

Разрушение под ноль несчастной Заковии/Соковии не прошло бесследно для официального имиджа команды Мстителей. Отныне встревоженная общественность разглядывает каждый шаг своих бывших любимцев под микроскопом Человека-Муравья. Поэтому случайно допущенная ошибка Алой Ведьмы при попытке обезвреживания террористов, которая привела к гибели невинных жителей одной из африканских стран, становится удачным поводом для начала процесса обуздания супергероев и приведения их деятельности в строгое соответствие действующим нормам ООН. Однако не все обладатели способностей выше среднего смирились со своей новой участью отряда специального реагирования на подхвате у генерального секретаря планеты Земля. Капитан Америка в попытке доказать верховенство дружеских чувств над общественным долгом вступает в открытое противостояние с Тони Старком, которого снедают муки совести от collateral damage из предыдущих частей франшизы. Так, Мстители входят в новую фазу, с наступлением которой становится понятно, что между борьбой плечом к плечу и столкновением нос к носу порой можно поставить знак равенства.

Первый мститель противостояние рецензия

«Первый мститель: Противостояние», рецензия

Пожалуй, замечанием, не требующим глубокого проникновения в материал, будет констатация непринужденной шутливости комиксовой Вселенной Marvel — мужчины в трико в сборных солянках лихо рубили с плеча злодеев, не задумываясь о последствиях. На этом фоне заметно выделялись стэнд-элоны, которые позволяли зрителю с большей долей драматизма приобщиться к нелегкой судьбе-злодейке, которая преследовала защитников мира во всем мире. При этом долженствующий быть самым лубочным и ура-патриотичным герой на поверку оказывался обладателем наиболее рефлексирующего характера, что превращало полнометражные ленты о Капитане Америке в повествование о чести и совести, дружбе и предательстве. Поэтому ничего удивительного, что оставшаяся у руля после предыдущей части режиссерская пара продолжила сталкивать центрального персонажа со своими товарищами по суперспособностям, теперь уже во имя вечных идеалов. Обреченный на сравнение с недавним снайдеровским творением этот «Первый мститель» на деле имеет с противостоянием DC мало общего. Так, если борьба Бэтмена и Супермена носила характер проверки «у кого больше бицепс», то Капитан Америка и Железный Человек по сути пытаются выяснить саму природу сверхгеройства и определить границы подотчетности.

Гражданская война здесь приобретает чуть ли не форму противоборства двух политических систем – от либеральной до социалистической. Поэтому кажущееся просто клевым появление разных марвеловских персонажей по ту или иную сторону баррикад на самом деле является выражением жизненной позиции всех тех, кто лично пожелал присоединиться к лидерам Мстителей.

Становясь на сторону приверженцев некоей формы общественного договора, Тони Старк скорее стремится не к ограничению возможных потерь, а к перекладыванию ответственности за их наличие на чужие плечи. В то время как Стив Роджерс небезосновательно считает, что большая сила рождает все, что ей полагается родить, а, значит, только ее владелец обязан нести не только радость побед, но и горечь поражений. Гражданская война здесь приобретает чуть ли не форму противоборства двух политических систем – от либеральной до социалистической. Поэтому кажущееся просто клевым появление разных марвеловских персонажей по ту или иную сторону баррикад на самом деле является выражением жизненной позиции всех тех, кто лично пожелал присоединиться к лидерам Мстителей. Но «Противостояние» это не только столкновение формаций, но и преломление личной боли Тони и Стива, каждый из которых по-своему решает проблемы потери близких и заботы о тех из них, кто остался рядом и по-настоящему дорог. Вот почему наличие как такового бэд гая именно в этой части не столь важно, он просто оказывается тех удачно или не очень подвернувшимся инструментом для разрубания гордиева узла назревших давно противоречий. Столь не характерная для остальных эпизодов франшизы манера съемок в крови и поте, а не с помощью большого взрыва только усиливает эффект драмы, а не блокбастера. За правду и за свободу высказывания здесь будут биться до последней капли, и именно в этом, а не в затемнении кадра и обмене тяжелыми взглядами и заключается сражение с порочной стороной силы в самом себе и своем бывшем соратнике.