Все знают (Todos lo saben), 2018, Асгар Фархади

Денис Виленкин ругает фильм открытия Каннского кинофестиваля

Хавьер Бардем и Пенелопа Крус как бы уже не вместе, у них благополучно растут дети не друг от друга, а у него, впрочем, ещё и виноград. Она что-то глубоко внутри хранит, но никто этого не замечает, кроме Асгара Фархади. Экранную дочь Пенелопы крадут, все начинают понемногу шевелиться. Секреты прошлого с помётом аиста то и гляди прорвутся к зрителю.

Кадр из фильма «Все знают»

Дважды обладатель «Оскара», делящий с Джафаром Панахи звание самого известного иранского режиссёра, снимает испанское кино непосредственно в Испании, но с долей близкой иранскому же современному кино высокоморальной похвалы банальности.

Истины прописные, за оскорбление семьи можно получить по лицу, все знают, что землю можно продать дороже, а можно и дешевле.

Средства психологической изобразительности, два крупняка с грязной обувью соучастника и жертвы, часы в старой часовне, где тусуются старшие дети обоих супругов, время, мол, тикает, дети расплачиваются за отцов, красный виноград не надо смешивать с зелёным, и прочий Омар Хайям на каждый день в пересказе. Помёт сотрут с плеча, тайна (а она тут одна) как-то приживётся между принятием старых и новых себя. Истины прописные, за оскорбление семьи можно получить по лицу, все знают, что землю можно продать дороже, а можно и дешевле. Everybody knows. The poor stay poor, the rich get rich. That’s how it goes. Everybody knows.