«У меня юношеский максимализм, я хочу все соусы»

Хот-Дог (Hot Dog), 2018, Торстен Кюнстлер

Денис Виленкин ругает комедийный боевик Торстена Кюнстлера

Два откровенных идиота и спецназовца по совместительству вынуждены сработаться вместе. Тот, что помладше – сборник из всех клише и ярлыков, навешиваемых на нердов и вундеркиндов лет уже, наверное, двадцать, плюс смазливая мордашка, вопреки расхожему мнению – тоже навязший стереотип и признак дурного режиссёрского вкуса. Тот, что постарше – Тиль Швайгер, который, кажется, перепутал съемочные павильоны фильма «Хот-Дог» с павильоном крупнейшего сотового оператора России и никак не может избавиться от навязчивого и очень опасного ухмылочного состояния переигрывающего недоигрывания, знакомого поклонникам русских телевизионных сериалов. Героев отправляют охранять торжественный рождественский ужин у президента Молдовы, где им встретится его дочь, напоминающая всех главных молодых порноактрис сразу, затем по всем законам жанра появятся похитители, и Тилю Швайгеру с его очкариком-коллегой придётся спасать девицу из лап киднепперов.

Кадр из фильма «Хот-Дог»

«Хот-Дог» — это такой пример европейского кино, который способен либо напрочь отбить желание смотреть европейское кино у тех, кто с опаской ему доверяет, либо, наоборот, убедить, что и в европейском кино тоже бывают «нормальные» фильмы, но это, скорее всего, если вам не больше двенадцати, и вы обычно не смотрите фильмы, где кто-то два часа о чём-то разговаривает. В российском прокате в последние годы, в принципе, не так много картин, во время просмотра которых можно действительно сидеть и проставлять галочки напротив тем, задействованных в вербальном или визуальном потоке шуток. Ага, гомосексуализм, шовинизм, эйджизм, шутка с презервативом, шутка про испражнения, шутка про девственность. Все то, в общем-то, что всегда казалось смешным в любимых публикой американских комедиях. «Шаурма – средство от нежелательной беременности» — это шутка, и она спокойно соседствует с такими фразами, как «Это самый настоящий торнадо из дерьма, который обрушился на мою голову». И вот, хочется отвесить какой-то критический штамп про то, что здесь разговаривают, как в компьютерных играх, или что это все выглядит как порно-пародия на шпионское кино, или что это одна реклама на час сорок — и все будет правдой. Но гораздо важнее, что это неподдельно глупый летний фильм для подростков, который, наверное, должен выйти именно в эти числа и застать врасплох какую-нибудь милую прыщавую компанию со стаканами холодного чая по 0,8 шутками про то, что для спокойствия нужно дышать в презерватив (вместо пакета), чтобы потом он, конечно, оказался использованным.

Пример европейского кино, который способен либо напрочь отбить желание смотреть европейское кино у тех, кто с опаской ему доверяет, либо, наоборот, убедить, что и в европейском кино тоже бывают «нормальные» фильмы, но это, скорее всего, если вам не больше двенадцати

И сексуальные девушки, падающие на героев, и анальная фиксация, и постоянное навязывание Тилем Швайгером Маттиасу Швайгхёферу маскулинных стереотипов, и подстрекательства в соревновании «у кого больше» — всё это объясняется вполне понятными естественными процессами в сознании и подсознании пубертатного человека. Фильм общается с ним на одном стихийно инстинктивном языке, и этот факт — единственное, что может оправдать его тошнотворное существование. Они же всегда, как соберутся у кого-нибудь дома, выбирают что-нибудь попошлее и потупее. А потом, потерявшись в скучных, не крутых и мало что обещающих названиях, смотрят в энный раз «Мальчишник в Вегасе», но не потому, что у Тодда Филлипса «пошло и тупо», а потому что пошло и тупо, разумеется, но еще о том, что мужчины не взрослеют, и в каком возрасте хочется задержаться, как не в подростковом. «Хот-Дог», по большому счету, про то же самое, но, как любят говорить семиклассники, есть жалкая подделка, а есть неповторимый оригинал.