Черная бабочка (Black Butterfly), 2017, Брайан Гудман

Армен Абрамян рецензирует триллер Брайана Гудмана

Писатель Пол переживает не лучшие времена. Слава автора бестселлеров осталась в прошлом. Там же потонула и семейная идиллия. В настоящем — только неоплаченные счета, грошовая подёнщина, захламленный и запущенный домик на отшибе, где Пол и обитает. Дом выставлен на продажу, но желающих его приобрести негусто. Единственная отрада – охота на окрестных птиц. Единственная подруга – бутылка виски. Правда, Пол пытается ухаживать за риелтором Лорой. Ещё он великодушно предоставляет приют бродяге по имени Джек – парню с тюремным прошлым и вытатуированной на спине чёрной бабочкой. А где-то в округе бродит серийный убийца, чьими жертвами становятся молодые женщины.

«Черная бабочка», рецензия

Между завязкой и титрами триллер Брайана Гудмана совершит ровно три неожиданных кульбита. Первый из них, к сожалению, полностью засвечен в трейлере. Смотреть анонсированные кинотеатральные нарезки к детективам – почти всегда означает испортить грядущее удовольствие от просмотра. Рекламный ролик «Чёрной бабочки» испортит его однозначно. Зритель, заинтересовавшийся проектом после трейлера, будет в кинозале скучать час из тех полутора, что длится этот скромный по всем позициям фильм. Развязка же напомнит концепцию одной известной пьесы французского драматурга Робера Тома, неоднократно экранизированной (даже в СССР), упоминание об одном названии которой – уже злостный спойлер.

Брайан Гудман далеко не Дэвид Финчер, поэтому никаких дополнительных смысловых или изобретательно-эстетических составляющих здесь нет. Чистая жанровая продукция для одноразового применения. Вся её ценность в сюжетной конструкции, чудом сумевшей удержаться в рамках заданных сценаристами правил. Чудом, т.к. постановка посредственная, а над скриптом стоило бы ещё покорпеть и не сводить все реплики и перипетии к утилитарности.  Например, когда Пол (который на самом деле Пабло) рассказывает о своих мадридских корнях, то это может показаться важным. На самом деле, ремарка о прошлом персонажа нужна лишь для того, чтобы обосновать наличие в американской глухомани бородатого мужика со средиземноморским фенотипом Антонио Бандераса.

Добротный нишевый образчик, имеющий в запасе парочку твистов, местами демонстрирующий удачное использование саспенса и, в виду динамичного развития, практически не провисающий

Таинственная личность затворника-литератора вбирает в себя многочисленные узнавания из вышедших ранее психопатологических триллеров (в которых творческие люди становятся жертвами собственного воображения) в духе «Сияния», «Тайного окна», «Между» и другими. Не менее загадочный персонаж Джонотана Риз-Майерса клиширует смежный поджанр о «Незаконном вторжении» благоприятных с виду «Попутчиков», которые того и гляди загонят мягкотелого протагониста на «Мыс страха». Конфликт между ними происходит не только внутри самого сюжета в качестве действующих лиц. Право демиурга творить мета-реальность и навязать концовку собственного сочинения – вот он, истинный камень преткновения. Мог бы получиться занятный инверсионный гибрид, открывающий новое слово в жанре (или пытающийся провернуть что-нибудь этакое). Бандерос с Майерсом, к тому же, ладно сработались. Но то, что могло стать тандемом мечты, на деле оказалось эпизодической подработкой в карьере обоих актёров.

Тем не менее, «Чёрная бабочка» — добротный нишевый образчик, имеющий в запасе парочку твистов, местами демонстрирующий удачное использование саспенса и, в виду динамичного развития, практически не провисающий. Важно лишь не завышать ожидания и с вниманием отнестись к словам Джека о том, что же такое по сути эта чёрная бабочка.