Снеговик (The Snowman), 2017, Томас Альфредсон

Анна Дедова рассказывает об экранизации книги Ю Нёсбё

Харри Холе, запойный алкоголик и социофоб, тем не менее остается главной звездой полицейского управления Осло. Новоприбывшая Катрин Братт признается, что раскрытые им дела ставят в пример на обучении, а невесть откуда взявшийся на фоне общего снижения уровня преступности в Норвегии маньяк выбирает Харри в качества адресата своих незатейливых стишков за подписью Снеговика. В них неизвестный угрожает причинить вред неким матерям, пока коп лежит в помойной яме с бутылкой вискаря. Поскольку оба выполняют предначертанное – Харри в очередной раз напивается, а в полицию поступает заявление об исчезновении женщины, обременненной семьей и снеговиком во дворе – становится понятно: на дороги Скандинавии вновь вышли мужчины, которые ненавидят противоположный пол. Этот сюжет уже должен быть знаком всем поклонникам детективов в мягкой обложке, поскольку именно с нее, седьмой книги цикла Ю Нёсбё, ставшей бестселлером 2007 года, и начинается путь Холе на большом экране.

«Снеговик», рецензия

Лет шесть или семь назад интерес к адаптациям норвежско-датско-шведских криминальных историй просто взлетел. «Девушка с татуировской дракона» стала интернациональным феноменом, сериалы «Убийство» и «Мост» с успехом переснимались по другую сторону океана. Связано это было с особой атмосферой, царившей на страницах книг и транслировавшейся через телевизионные кадры: заснеженные просторы, пустынные на много километров, которые вроде бы должны дарить покой, но на деле оказываются тайниками для грязных секретов; социальная система, которая, казалось бы, обеспечивает максимальную защищенность для сирых и убогих, но сохраняет в себе лазейки для дискриминации, домогательств и насилия; главные герои, с трудом адаптирующиеся к общественным лозунгам о помощи и братстве или же уставшие от лицемерия. Может быть, побывать на родине этих рассказов для поклонников было настолько дорого, что все просто предпочитали верить авторам на слово, но факт остается фактом – книги распродавались, у каналов зашкаливали рейтинги, а парочка режиссеров даже просочилась на западный рынок, как это и произошло, например, с Томасом Альфредсеном или Нильс Арден Оплев, чьи «Коматозники» выходят в российский прокат одновременно со «Снеговиком».

Фильм о Харри Холе выглядит эдаким оммажем классическим лентам 90-х об Алексе Кроссе и оставляет ощущение, что жанр «скандинавский детектив» больше подходит для малых экранов

После более тонкой, снятой на полутонах, экранизации романа Ле Карре  «Шпион, выйди вон» Альфредсен, зная о своих корнях, все еще помнит ту старую схему и нещадно ее эксплуатирует. Кажется, что ни один дом в этой киношной Норвегии не находится ближе, чем в паре часов езды друг от друга, а мужины, обремененные хоть какой-то властью, все как один извращенцы или садисты, ну или на худой конец еще те бухарики, утомившиеся от всего этого дерьма. Такой подход, конечно, позволяет насладиться дальними планами, от блестящего снега на которых слепит глаза, и разглядеть пару-тройку известных актеров на подхвате у Майкла Фассбендера, раз от раза задумчиво смотрящего вдаль в зеленой парке. Но у Альфредсена «kinky» линии все ведут в никуда, отчего вовсе неясна сюжетная необходимость флешбека с Вэлом Килмером или любовь персонажа Дж.К.Симмонса к фотографированию голой женской груди при знакомстве. Структурно «Снеговик» напоминает стандартный процедурал из разряда «худанит», потому что мотивацию преступника зрителю выдали еще в прологе, а разбираться в «тараканах» Холе при имеющихся данных с листа сложновато. Беря за основу роман из середины цикла, создатели фильма так и не смогли объяснить природу сложных взаимоотношений главного героя с окружающим миром ссылкой на несложившиеся отношения между Харри и Ракель или нежелаением играть в корпоративный настольный теннис. Съемочная группа довольно бережно отнеслась к книжному оригиналу, поэтому у картины лицо не режиссера, а все еще Ю Нёсбё, которому самому потребовалась парочка книг, чтобы разогнаться с развитием персонажа. Поэтому пока что фильм о Харри Холе выглядит эдаким оммажем классическим лентам 90-х об Алексе Кроссе и оставляет ощущение, что жанр «скандинавский детектив» больше подходит для малых экранов.