Темная башня (The Dark Tower), 2017, Николай Арсель

Анастасия Плохотина рецензирует экранизацию Стивена Кинга

Сколько нужно времени, чтобы опозорить своего отца? Полтора часа хронометража. Сколько нужно выстрелов, чтобы опозорить своего отца? Один – в лоб первоисточнику, чтобы он не мешал дешёвой фэнтезийной ленте мчать по рельсам из могилы в кромешный ад топорных историй.

Как и любой другой fanfiction (а «Тёмная башня» Арселя сценарно не претендует на большее) лента смещает смысловой центр в сторону мальчика Джейка, который выпячивает банальнейшую инфантильную историю на передний план. Не имея ни единой свободной минуты в запасе и держа в уме семь томов первоисточника, кино тратит половину стратегического запаса на трудный пубертатный период, ночные кошмары и разговоры с психотерапевтом о погибшем отце. Превращение знакового романа в аналог линейки подростковых фэнтези наподобие «Бегущего в лабиринте» и «Дивергента» подобно прилюдной кастрации, но и это тоже своего рода хлеб и зрелища – для духовно нищих. В качестве обрамления для плоских переживаний зрителю представлены Черный человек и Стрелок – два персонажа без прошлого и будущего, философии и мотива, которые выполняют роль сакрально необходимых противостоящих сил. Представляется невозможным узнать, зачем одному уничтожать Темную башню и вступать в заговор с чудовищами из красного свечения откуда-то за границами Вселенной, а второму – усердно защищать всех нищих и убогих с лицом человека, который давно потерял веру в себя (и вернуть её обратно сможет, конечно, только мальчик, умеющий рисовать и состоящий в сложных отношениях с отчимом).

«Темная башня», рецензия

При этом кино нафаршировано пасхалками всех сортов и мастей, которые не выстреливают ни разу за полтора часа. Розы? 19-19? Ка-тет? Сияние? Алый король? Это всего лишь антураж, не позволяющий здравому смыслу пробиться сквозь картонные стены суррогата. МакКонахи с подрисованными скулами и в брутальном плаще прекрасно управляется с целым миром, запрещая людям дышать и покоряя миллионы, а Идрис Эльба уверенно скрывает в чертогах разума подробности противостояния с врагом всей своей жизни. Драматизм ограничивается спорами с провидицей за столом, пестрящими громкими пафосными фразами: «Вы не правы, в глубине души он всё ещё Стрелок, ведь спас меня, а я ему даже не нравлюсь!». И всё это приправлено монстрами, обтянутыми человеческой кожей во имя экономии на спецэффектах, которые грациозными ланями скачут из портала в портал, появляясь как раз тогда, когда персонажам не хватает реплик, а зритель сладко зевает без экшена.

«Тёмная башня» становится боевиком средней степени динамичности, экранизацией синопсиса к роману и трейлером грядущего сериала

Так «Тёмная башня» становится боевиком средней степени динамичности с напыщенными сценами, экранизацией синопсиса к роману и неким трейлером грядущего сериала. Последний клянется и божится, что будет следовать задумке Стивена Кинга и не позволять себе вольности, как бы оправдывая тотальную импотенцию большеэкранного брата.

Мир сдвинулся. Чёрный человек пересёк пустыню, и Стрелок последовал за ним. Большой и ужасный мир, громадный, поклоняющийся своему адскому колесу Сансары. Мир, в который зрителя не пустят ещё очень долго, как бы намекая, что за философией и пищей для ума следует отправляться в книжный, а сколько-нибудь вменяемую версию «Тёмной башни» терпеливо ожидать – возможно, ещё не один десяток лет.