Каренина на понижение

Тюльпанная лихорадка (Tulip Fever), 2017, Джастин Чадвик

Виктория Горбенко рассказывает о костюмной драме Джастина Чадвика

30-е годы XVII века. Голландия считается одной из самых развитых европейских стран, пока ее не накрывает волной финансового («тюльпанового») кризиса. Завезенные с Ближнего Востока цветы обретают невиданную популярность, и в 1636-1637 годах, когда львиная доля годового урожая превращается в «бумажную», продаваемую по «фьючерсным» контрактам, становятся предметом грандиозной спекуляции. На самоценном историческом фоне разворачивается любовная история. Перечный король Корнелис Сандвурт (Кристоф Вальц) берет в жены юную сиротку Софию (Алисия Викандер), выросшую в монастыре. Девушка красива и покладиста, но у нее никак не получается забеременнеть, а стареющий торговец жаждет оставить после себя след. Из тех же тщеславных побуждений Корнелиус заказывает молодому художнику Яну Ван Лусу (Дэйн ДеХаан) семейный портрет в интерьере. Вряд ли для кого-то станет сюрпризом, что молодым лучше с молодыми, и между Софией и Яном разгорается роман.

«Тюльпанная лихорадка», рецензия

Картину снял средней руки режиссер Джастин Чадвик, имеющий, впрочем, опыт в постановке костюмной драмы. Адаптировал историческое «мыло» писательницы Деборы Моггак хороший сценарист Том Стоппард. Любопытно, что Стоппард писал сценарий и для смелой экранизации «Анны Карениной» Райта. Любопытно – потому что «Тюльпанная лихорадка» повествует ровно о той же губительной страсти. Даже обреченность центральной любовной истории абсолютно по-толстовски уравновешивается полнокровностью простых, неизломанных отношений служанки и торговца рыбой. Несмотря на узнаваемую расстановку основных персонажей, определенную интригу удается сохранять. Она держится на ненадежности рассказчицы-служанки, запутавшей всех при примерке синей хозяйской накидки. Кроме того, в наличии и удачное кастинговое решение – Кристоф Вальц настолько хорошо зарекомендовал себя в амплуа отъявленного мерзавца («Бесславные ублюдки», «Большие глаза», «Воды слонам!»), что его даже начали копировать. Исключительно благодаря этому герой, практически купивший  безропотную сироту для воспроизведения потомства, оказывается способным преподносить сюрпризы.

Постановщик не хватает звезд с неба, но «Тюльпанная лихорадка» вполне способна пройти по разряду крепкого жанрового кино. Она сентиментальна и даже в некоторой степени нравоучительна, несмотря на что способна подтрунивать над собой, разряжая серьезность комическими выступлениями Галифианакиса и Холландера

Постановщик не хватает звезд с неба, но «Тюльпанная лихорадка» вполне способна пройти по разряду крепкого жанрового кино. Она сентиментальна и даже в некоторой степени нравоучительна, несмотря на что способна подтрунивать над собой, разряжая серьезность комическими выступлениями Галифианакиса и Холландера. Портовый Амстердам здесь пропах рыбой и мускатом, он гудит разношерстной толпой и заходится в угаре площадных забав, где пиво и женевер реками текут по усам. Фортуна улыбается смелым, но ведет себя подобно продажной девке. В центе лихорадочного города распускается изящный центральный образ — цветок необычной расцветки, белый с красными вкраплениями. Такие тюльпаны принимали за чудо, хотя на самом деле они были поражены вирусом, приводящим к вырождению сорта. Любовное упоение главных героев тоже оборачивается болезнью, разрушительной и быстротечной.  Впрочем, Чадвик далеко не Лев Толстой, и вместо слепящего света прожекторов дарует каждому личный сорт покоя.