ФИГовое фигнище

Простая просьба (A Simple Favor), 2018, Пол Фиг

Армен Абрамян ругает новый фильм Пола Фига.

То, что началось изящным ироническим детективом во французском стиле а-ля «8 женщин», завершилось форменным пародийным трешем в духе «Голого пистолета». Между первым и последним актами развивается довольно утомительный механистичный триллер, копирующий ходы «Исчезнувшей» Финчера и «Дьяволиц» Клузо, а также неуклюже раздающий реверансы Хичкоку, Шабролю, Де Пальме, Полански и другим мастерам криминально-психологического жанра. Цитаты и реминисценции поданы настолько неумело, что оборачиваются самым настоящим глумлением над классикой. Как если бы маляру поручили реставрировать Рембрандта.

Первые полчаса, пока «простая просьба» не будет исполнена и не начнется собственно детективное действо, смотрятся интересно. Европейский ретро-дизайн, пёстрые тона в изобразительном ряде, роскошные титры под «Аферу Томаса Крауна», замечательные франкоязычные песни 60-70-х в исполнении Бриджит Бардо, Сержа Гейнсбура, Жака Дютрона, Франсуазы Арди – это всё очень здорово. Но далее только периодически вкрапляющийся французский мелодичный шансон и будет тем единственным несомненным достоинством этого во всех прочих компонентах сомнительного фильма. «Маргарин в еде не спрячешь», — лукаво сообщит нам в начальном эпизоде главная героиня, записывая очередной «полезный» видосик для видеоблога. В этом сомнений нет. Как и в том, что плохое кино не скроешь за фасадом напускной броскости и помпезной эффектности

Кадр из фильма «Простая просьба»

Наивно было бы полагать, что в Поле Фиге, любителе туалетного юмора, низменного фарса и дешёвой буффонады томится в жажде раскрыться творческое альтер-эго совсем иного свойства, которое тонко чувствует нюансы, грани и оттенки в передаче атмосферы не хуже Озона или Альмодовара. Тем не менее, этот заурядный винтик голливудского конвейера зачем-то влез на территорию творцов и стилистов и, конечно, планку не удержал. Нелегко же дался режиссёру этот эстетический скачок. С первых же сцен он с трудом подавлял искушение не скатиться в пародирование и продуцирование низкопробных лулзов (порой всё же срывался, бедняга). К концу несчастный ФИГовский мозг просто вскипел от этих жанровых тонкостей и стилистических кунштюков. Посему сценарий был разорван, а вся метамодернистская жанровая хрень послана в задницу. Делаем так, сказал Фиг: одна из центровых в сюжете тёлок выходит на дорогу, её нахрен сбивает мужик, потом он выскакивает из тачки и говорит в камеру шутку про мамочек-наседок, а сбитая тёлка, которую уже все посчитали трупаком, как хряснет его по яйцам – вот это я понимаю, уржаться и не встать!

Любимица Пола Фига — корпулентная Мелисса МакКарти, из проекта в проект успешно эксплуатирующая килограммы своего жира в образах крикливых и наглых социопаток. В этой истории места ей не нашлось, но Фиг уже настолько сроднился со своей музой, что основательно прогнул характер персонажа Анны Кендрик под обожаемый женский тип поведения. Кендрик, обладающая вполне приличными внешними данными и не лишённая актёрских способностей, в «Простой просьбе» вызывает стойкое раздражение, граничащее с омерзением. Здесь она такая же вездесущая как МакКарти в других фильмах постановщика. От её кривляний и переигрывания так и прёт вульгарная целлюлитная энергетика. До какого-то момента (пока сюжет не скатится в клишированную ахинею) саркастичная прорисовка образа мамочки-видеоблогера воспринимается умышленным приёмом, долженствующим дать некое смысловое обобщение или же получить драматургическое обоснование подобного подхода. Но нет, всё до смешного просто, и никакого сарказма в её характере нет и в помине. Кендрик – прямая как шпала крутая протагониста, не имеющая недостатков. Можно возразить, мол, она всё-таки «брата трахнула». «А кто без греха?» — отрежет гениальный провокатор Пол Фиг.

Этот заурядный винтик голливудского конвейера (Пол Фиг) зачем-то влез на территорию творцов и стилистов и, конечно, планку не удержал.

Но кому здесь действительно досталось по полной, так это Блейк Лайвли. Красивым женщинам в фильмах Фига вообще свойственно бесконечно тупить и выглядеть неприглядно. Вероятно, это что-то из личного, из несчастной юности, ну да не важно. Певец социальных парий, Фиг дорвался до красавицы Лайвли и с упоительным садизмом провёл её персонажа по лестнице, ведущей вниз: от стереотипной сексуально-озабоченной провинциальной суки с лесбийскими наклонностями до бестолкового ничтожества, упивающегося опереточным злодейством. Смотреть на это зрелище временами физически тяжело. Никакой концептуальной сатиры здесь тоже нет. Антагонист должен вести себя так и никак иначе, по мнению гениального новатора Пола Фига.

Итак, та, кто исчезнет, обязательно вернётся, дьяволица отправится в ад, а женщины на грани нервного срыва обретут гармонию в душе. Пол Фиг звёзд с неба не хватает и едва ли смотрит внимательно чужое талантливое кино. «Простая просьба», возможно, не соберёт столько денег, сколько «Девичник в Вегасе», но она уже успешно показывает себя в прокате. А, значит, впереди нас ждёт ещё много всякой ФИГовой продукции: от несусветной фигни до монументального фигнища.