Старое ружье на новой стене

Винчестер. Дом, который построили призраки (Winchester: The House that Ghosts Built), 2018, братья Спириг

Дмитрий Котов — о мистическом фильме ужасов братьев Спириг

Ужастиков и мистических триллеров о домах с привидениями и разбушевавшихся духах снято бесчисленное количество, причем часть из них берет за основу реальные загадочные случаи. В великом многообразии «Астралов», «Паранормальных явлений», «Заклятий» и еще целого макабрического парада потусторонщины, уже поставленной на конвейер, зрителя все сложнее удивить чем-то по-настоящему свежим и заставляющим кровь стыть в жилах без стандартного набора пугающих примочек. Братья-близнецы Питер и Майкл Спириги, уже отметившиеся странной и парадоксальной, а оттого примечательной кинофантазией «Патруль времени», тоже решили попробовать себя в вышеозначенном жанре.

Фильм «Винчестер. Дом, который построили призраки» в зародыше своем имел самое важное, что предопределило перспективность проекта, — по-настоящему увлекательную, запутанную и обросшую паутиной слухов и легенд подлинную историю. Ее героиня — умная, талантливая и весьма эксцентричная дама, безутешная вдова и сказочно богатая наследница знаменитой оружейной компании, не то сильнейший медиум, не то тронувшаяся умом страдалица. Сара Винчестер живет в огромном семиэтажном особняке, облик которого не поддается никакой архитектурной логике. Более сотни причудливых комнат перестраиваются по указанию владелицы круглосуточно, без остановки, на протяжении многих лет. Лабиринты коридоров, замыкающиеся сами на себе или упирающиеся в потолок лестницы, проходные шкафы, потайные проемы, хаотично разбросанные окна, ведущие в никуда двери… Дом Сары — беспрерывно метаморфирующая ловушка для полчищ мстительных призраков, убитых из самозарядных винтовок прославленного бренда и жаждущих расправиться с родом Винчестеров. По сюжету фильма Спиригов, совладельцы оружейной компании нанимают некогда успешного, но после смерти супруги прозябающего в долгах, опиуме и моральном разложении психиатра Эрика Прайса, дабы он провел независимую экспертизу душевного состояния Сары Винчестер, все еще владеющей пятидесятипроцентным пакетом акций. Остановившись в удивительном доме, Прайс все ближе знакомится не только с хозяйкой и ее родственниками — дочерью сестры и внучатым племянником, — но и с другими, гораздо более таинственными и менее осязаемыми обитателями здания…

Кадр из фильма «Винчестер. Дом, который построили призраки»

Как бы ни были уместны в своих амплуа специально изучивший основы психотерапии Джейсон Кларк (доктор Прайс) и уже работавшая со Спиригами Сара Снук (племянница Мэрион), съемочная группа и актеры в один голос восхищаются исполнительницей главной роли Хелен Миррен, отмечая в ней начитанность, остроумие, великодушие, талант и профессионализм. Признанная актриса наделила некоторыми чертами своего характера и свою героиню, которая тоже, судя по всему, была женщиной неординарной. Достаточно упомянуть, что Сара, обладая навыками архитектора, лично проектировала каждую из бесчисленных комнат и, будучи изобретателем и сторонником внедрения новых технологий, оснастила их импровизированным интеркомом — системой связанных между собой трубок. Потерявшая любимого мужа и единственную дочь Энни, женщина нашла в себе силы жить и действовать, хоть и носила траур до конца своих дней. Впрочем, личность Сары, особенно в контексте увлечения оккультизмом и спиритизмом, овеяна ореолом тайны. Миррен признается, что правдивость ее экранного образа остается под вопросом, ведь дневников не сохранилось, и ей пришлось довольствоваться информацией из вторых рук. «В нашем фильме грань между истиной и слухами почти иллюзорна», — отмечает актриса, и ее слова подтверждает итоговый вариант сценария, в котором немало вымысла и художественных допущений. Как пример, мощное землетрясение, потрясшее Сан-Франциско в апреле 1906 года и нанесшее серьезный урон особняку Винчестеров, хитро преподнесено авторами картины не вполне природной стихией, а напрямую связывается ими с буйством беспокойного духа.

Справедливости ради, надо упомянуть, что в 2009 году Марк Аткинс снял фильм ужасов «Призраки дома Винчестеров», имеющий довольно условное отношение к реальным событиям в злополучном здании. Кино не попало в прокат и вышло только на видео. На низкий бюджет и сомнительное качество постановки может намекнуть даже 50-секундный трейлер с резиновыми spooky faces, бутафорской кровью и до умилительности фальшивой актерской игрой. Так что лакомый сюжетец ждал своих рассказчиков, все козыри были на руках Спиригов, и оставалось лишь грамотно их разыграть.

«Винчестер» мог стать добротным мистическим триллером, однако в итоге получился проходным ужастиком, среди немногочисленных жирных плюсов которого — как всегда шикарная Хелен Миррен, красивые костюмы и занятные локации

Несмотря на художественность картинки и притягивающие внимание интерьеры дома Винчестеров, — частично снятые на натуре, частично воссозданные в павильоне, — фильму не хватает динамики, цельной атмосферы и качественного саспенса. Кино сложено из заезженных приемов с зеркалами, темными углами, банальными скримерами, голосовым дисторшном. Блуждания доктора Прайса по мрачным комнатам и коридорам прерываются некреативными «бу-эффектами», а сеансы психоанализа чаще изобилуют не откровениями раскрывающихся характеров, а вялой предсказуемостью диалогов. Приблизившись вплотную к катарсису, кино начинает провисать: тайна гибели жены Прайса раскрывается внезапно и преждевременно. Интрига зимнего сада, активно подпитываемая ранее, не доживает до финальной битвы, кажущейся сумбурной и затянутой одновременно. Сюжетная линия самого сильного и обозленного духа неуклюже пытается балансировать между драмой человеческих судеб и незатейливым боевиком.

Исполнитель роли главного антагониста Имон Фэррен считает, что фильм рассказывает о разрушительном воздействии обстоятельств, об эскапизме, внутренних демонах и естественном человеческом желании познать необъяснимое. Все это читается в работе Спиригов, но, вероятно, не так хорошо, как было задумано. «Винчестер» мог стать добротным мистическим триллером, однако в итоге получился проходным ужастиком, среди немногочисленных жирных плюсов которого — как всегда шикарная Хелен Миррен, красивые костюмы и занятные локации. Однако привлечь новую порцию внимания к истории одного из самых известных домов с привидениями в мире он, несомненно, может.