Антон Фомочкин рассказывает о самых занятных кинопремьерах этого августа

Темная башня (3 августа)

Долгострой, шум вокруг которого очевидно насыщеннее, чем исходный синтетический девяностоминутный продукт, сотканный из недовольств фокус-групп, конфликтов двух производственных студий и самого демиурга хилого сказочного вестерн-мира, сагу которого в нашей стране на каждом постере именуют «шедевром». Некогда поднимать эту махину должен был Рон Ховард, в итоге ремесленническую работу доверили Николаю Арселю (автору симпатичного «Королевского романа» живописующего помешательство Кристиана VII), черновой монтаж которого вызвал у продюсеров гнев. Очевидные проблемы проекта подтверждаются первыми ревью, которые планомерно равняют «Башню» с землей. Это пилот пилота – предтеча потенциальному телесериалу, и никто этого не стесняется. Идрис Эльба играет самого себя с подсвеченными синим светом револьверами, Макконахи в прикиде престарелого рокера маскируется под настоящее зло, где-то на втором плане — неприметный подросток, который этих двух инфернальных существ видел еще в своих снах. Сентиментализм, дешевые фоны, финальная схватка в мегаполисе, преемственное – отец сын в любых проявлениях. Нужно же это кому-нибудь? Нет?

 

Ветреная река (3 августа)

Неиссякаемые запасы черновиков Тейлора Шеридана, из второстепенных телеактеров перепрыгнувшего в элитарный клуб востребованных и популярных сценаристов, в будущем приведут нас к телевизионной саге (контракт уже подписан). Неизвестно, сколь долго при таких обстоятельствах продлится уже сложившаяся традиция ежегодного выхода драматурга под ласки прессы, но обороты растут, и в этом году, вероятно, нас ждет еще и сиквел «Сикарио» (это, наверное, тоже кому-нибудь нужно). Ну а сейчас на экраны выходит первая режиссерская работа Шеридана «Ветреная река», на минувшем Каннском кинофестивале заслужившая приз за режиссуру в секции «Особый взгляд». Егерь (Джереми Реннер) находит тело девушки на территории индейской резервации , отступать честный человек не станет – потому агент ФБР (миловидная Элизабет Олсен) получит помощь протагониста с трагическим прошлым в полном объеме. Как обычно у Шеридана, ландшафт – львиная доля атмосферного и смыслообразующего ряда, потому все будет происходит на фоне снегов, щемящей горечи и мерзлоты.

 

Валериан и город тысячи планет (10 августа)

Статьи на тему дороговизны и нерентабельности «Валериана» можно прочитать на любом другом ресурсе, ибо событие это неминуемое. Бессон, отчаянный художник, неиссякаемый источник концептов, режиссер, который с трудом старается адаптироваться под новое время, ценен именно монументальностью собственного видения в контексте любого десятилетия. Вот и сейчас он адаптировал французскую серию комиксов, из которой заимствовали годами (в том числе и сам Люк) – то есть, это изначально очевидный винтаж. Космоопера, сотни выдуманных существ, танцующая Рианна, насупленный Клайв Оуэн, приключенческие нотки, мультяшная опасность, все это одновременно близко и далеко, потому постановщика недооценивают критики в Штатах. Основная интрига этого аттракциона – не затеряется ли история за многообразием флоры и фауны. Вот что правда интересно.

 

Проклятие Аннабель: Зарождение зла (10 августа)

Приквел к жизнеутверждающим многолетним приключениям инфернальной куклы с румяными щеками и длинными рыжими косами. Снял Дэвид Сандберг оказавшийся в рабстве студии Уорнер еще с прошлого года, когда в прокате выстрелил «И гаснет свет» (фильм, впрочем, сомнительных достоинств). Продолжение тенденции с высоко оцененными критикой сиквелами хорроров, сделанными на скорую руку (все началось с «Уиджи»). Сейчас «Зарождение зла» имеет десяток положительных ревью, тогда как постановщик первой «Аннабель» успел сделать два провальных жанровых недоразумений. У мастера кукол и его супруги умерла дочь, почему бы не подселить к себе монахиню и девочек из приюта? Только кое-кому это не понравится. И этот кто-то не из плоти и крови.

 

Телохранитель киллера (17 августа)

Телохранитель получает задание уберечь от смерти топового киллера, за голову которого объявлена награда. Юмор строится на том, что герои – враги и не выносят друг друга до тошноты, колик, и нескончаемого потока матерщиной брани по отношению к личным характеристикам друг друга. Концепт прямиком из далеких восьмидесятых, когда не заботились вообще ни о чем, а специфика бадди-муви расцветала пышным цветом. Рейнольдс и Джексон играют сами себя. Заправляет этим студия Миллениум – царство, отчизна, земля обетованная плохого жанрового кино. Во всех промо-материал очевидно ссылаются на «Телохранителя» песней Уитни Хьюстон, для придания, видимо, особой, кхм, комичности. Еще много орут, поднимают брови, и пучат глаза.

 

Бабушка легкого поведения (17 августа)

Вайсберг — слепок того странного в рамках отечественной комедии периода нулевых, когда самые избитые и бесстыдные сюжеты обрамлялись нетленками, камео заезжих объектов культа вроде Ван Дамма или селебрити сегодняшнего дня, и бородатыми каламбурами. То, что сейчас человек, некогда спродюсировавший хоррор «Мэй» (фильм, где забитая хирург в ветеринарной клинике сшила из заклятых друзей и ненавистников себе друга) и долгое время снимавший иммигрантские лирические чаяния (например, адаптировал в Штатах вампиловского «Старшего сына»), пришел к сюжету, где мужчина переодевается в женщину для маскировки, – кажется, закономерностью. Всегда удивлял этот творческий путь. В «Бабушке» Ревва играет афериста, который прячется в доме для престарелых в образе пожилой, но «неутомимой» дамы. Естественно, влюбляясь. Пройдя какой-то там путь. Бла-бла. Все это неважно. Вот то, что Вайсберг сейчас собирается снимать триллер, это правда какой-то неожиданный виток в творчестве.

Призраки Исмаэля (17 августа)

Опус магнум в вопросах творческого поиска, расщепленного в недрах рефлексии. Сложно сказать, что там снял Вильнев, но на данный момент Деплешен — автор безоговорочно лучшего фильма этого года. Кажется, это уже не изменится.

Тюльпанная лихорадка (24 августа)

В кризис студии братьев Вайнштейн – каждый проект на вес золота, а «Лихорадка» стала большой головной болью. С тремя переносами, очевидным перемонтажом (чтобы Харви и ничего не менял?), и заведомо заунывными трейлерами. Ставит это все ремесленник костюмного кино Чадвик («Еще одна из рода Болейн»), пишет ветеран костюмного кино Стоппард. В ролях — обойма примечательных артистов, начиная с Викандер и Дехана, заканчивая Галифианакисом и Вальцем (в роли отвратительного человека – вот, новость). Куда же без Джуди Денч. И она здесь. Художник рисует семейный портрет богатого немолодого торговца и его молодой несчастной супруги. Влюбляется в супругу подонка. Вместе они решают сбежать. Вопросы?

Малыш на драйве (24 августа)

Поразительно неудачный фильм Эдгара Райта, который обязательно понравится всем. Образцовый мейнстрим, притворяющийся авторским за счет почерка, за которым не кроется ничего, что особенно удивительно, учитывая потребность Райта в обобщениям. «Армагеддец» — грустный фильм о кризисе среднего возраста (почти что «Осенний марафон»), а «Скотт Пилигрим» рассказывал о преодолении комплекса подростка и инициации в сознательную жизнь. «Малыш» — просто кино про ограбления и водилу. Зачем платить больше, есть уже есть «Драйв» — непонятно. Больше всего напоминает декоративное кино вроде «Ла-Ла-Ленда», с песнями и хореографией, только там, где у Шазелля эмоциональный хоррор, у Райта – жанр. Джон Хемм – великий.

Оно приходит ночью (24 августа)

Хоррор Трея Шульца, пару лет назад отгремевшего в арт-среде с автобиографической «Кришей», где цинизм и навязчивая мелодраматичность слились с кубриковскими амбициями. Новый его проект критика восприняла всецело радушно, а вот американские зрители невзлюбили. Тем интереснее. Эпидемия. Люди – монстры. Монстры – люди. В каждом человеке живет монстр. Семья спасается в домике, в лесу. Но ничего не поможет. И вообще, нельзя пускать жить других людей, даже если они давят на жалость. Всегда с этого в кино начинаются неприятности.