Антон Фомочкин рассказывает о самых занятных кинопремьерах июля 2017 года

Человек-паук: Возвращение домой (6 июля)

Режиссер фильма про школьников, угнавших полицейскую машину, снял другой фильм, про школьника и сверхспособности. Вокруг лирического героя — орава других подростков. Как образец вдохновения – «Клуб Завтрак». Вместо Кевина Бейкона в роли антагониста Майкл Китон. А. Что? Марвел? Человек-паук? Ну да. Есть Тони Старк, который отбирает сконструированный собой же костюм в клетку перед финальным боем. Есть Капитан Америка в «телеке», при появлении которого храбрый малец воскликнет «А я у него щит отобрал». Кому это нужно, кроме студии, большой вопрос. Собственно, никому. Учитывая, что у нас уже есть достойная трилогия Рэйми. И есть несовершенная, но вполне смотрибельная дилогия Уэбба. Нет. В самом деле. Доколе?

 

Эксперимент «Офис» (6 июля)

Жанр – «бойня в заданной локации». Сценарист – Джеймс Ганн. 80 сотрудников в запертом офисе, руководствуясь новыми правилами игры, должны закопать в паркет остальных коллег. Вариаций подобного сюжета ходило множество, была и «Корпоративка», и «Адский Эндшпиль». В чем разница между картиной категории «Б» и выходящим в прокат триллером? Продюсирование Джейсоном Блумом и имя драматурга. Отсюда большие экраны. Впрочем, истоки этого действа стоит искать в «Королевской битве», чего создатели не скрывают. Поменяли школьников на офисный планктон. А уж мотивов выйти из себя и взяться за ружье для белых воротничков можно найти множество, хватит на всю галерею архетипов.

 

Планета обезьян: Война (13 июля)

Триквел в одной из самых нелепых долгоиграющих франшиз двадцать первого века. Мэтт Ривз в очередной раз доказывает, что снимать «Бэтмена» должен кто-то другой. Высокие критические рейтинги, возгласы «Это наша земля», компьютерные приматы, которые так хотели бы выглядеть хотя бы как настоящие, ладно там люди. Энди Серкис старается, Вуди Харрельсон косплеит полковника Куртца. Смешались кони и приматы, то там, то тут появляются перебежчики. В сюжет вплетена еще и маленькая девочка, чтобы давить на все эмоциональные мозоли. Большой шоурил (для режиссера, студии эффектов, актеров), маскирующийся фильмом. Да прибудет уже Марк Уолберг, в конце концов.

Блокбастер (13 июля)

Если не вдаваться в подробности распрей съемочной группы на постпродакшне (режиссер громогласно заявил о снятии своего имени с титров), получим типовой жанровый фильм, очевидно порезанный – на пресс-конференции на «Кинотавре» весомая часть вопросов касалась сценарных дыр, число которых росло с каждой вырезанной сценой. Кино по мотивам газетной заметки про ограбление точки микрокредитования в райцентре. «Тельма и Луиза» на наш лад, с Устиновой и Чиповской. Традиционная дурка, дурной говор, Александр Молочников, вопрошающий о «тройничке»… Один элемент из «Холодного фронта» все-таки остался.

 

Черная вода (13 июля)

Трое выехали в деревню. Парень, брат его и девушка. Девушка ночью исчезла. Затем нашлась. Но это уже была не та девушка, которую они знали. Многострадальный проект Романа Каримова — режиссер не отказался от картины, как от «Стартапа», но вовремя открестился от промо-компании, которая стабильно продвигает фильм как типовой сельский хоррор с головами свиней в речках и злыми духами в молодых приезжих девушках. Ибо все это… Черная вода. Есть и более перспективные сравнения, например, что картина более чем медитативна и ссылается на «Сталкера». «Вода» долгое время лежала в безвременье, премьера состоялась в прошлом году на фестивале в Выборге.

Дикая история (13 июля)

В 2010 году казалось, что Алекс де ла Иглесия после триумфа «Печальной баллады» в Венеции станет главным экспортным режиссером Испании, но не сложилось. К сожалению, китч продается, только если это фильм Педро Альмадовара. Иглесия снова («Ведьмы») использует перспективный концепт в замкнутом пространстве – разношерстная группа посетителей кафе оказывается в безвыходном положении (стоит кому-либо высунуться наружу, их сразу обстреливает снайпер). Премьера прошла в одной из побочных секций Берлинале. Отзывы характеризуют как симпатичную, но проходную безделушку, коими являются последние, как минимум, три работы испанца.

 

Дюнкерк (20 июля)

Deshi! Deshi! Basara! Basara! Deshi! Deshi! Basara! Basara! Deshi! Deshi! Basara! Basara! Deshi! Deshi! Basara! Basara! Deshi! Deshi! Basara! Basara! Deshi! Deshi! Basara! Basara! Deshi! Deshi! Basara! Basara! Пока самое странное в этой очередной малоинтересной работе режиссера Нолана — это то, что хронометраж ее составляет всего 110 минут. Впрочем, может быть, важный для национального самоопределения эпизод в основе картины поможет британцу раскрыться.

 

Взрывная блондинка (27 июля)

Зачем и кому нужен «Джон Уик» со сменой гендера в шпионском антураже? Большой вопрос. Но за Шарлиз Террон спасибо, ей любой образ к лицу, если это, конечно, не фильм Шона Пенна.

 

Роковое искушение (27 июля)

Ремейк «Обманутого», сделанный с девичьей нежностью, обращенной страшным мужским кошмаром. Раненый южанин попадает в закрытый пансион для благородных девиц. Лучше бы полз мимо. Режиссерская ветка Канн, выданная, кажется, скорее за заслуги или феминистический нерв, чем за высокое искусство. В роли обольстителя и мученика Колин Фарелл, подыгрывают старлетки разных возрастов, начиная с примы – Николь Кидман, продолжая Эль Фанинг, заканчивая Энгуари Райз (впрочем, там есть и мельче).