Апгрейд (Upgrade), 2018, Ли Уоннелл

Стас Селицкий — о фантастическом боевике Ли Уоннелла

Недалекое технологическое будущее. Автослесарь на дому Грей (Логан Маршалл-Грин) сдает раритетный автоэкземпляр состоятельному юнцу, разрабатывающему в подземном дворце новейшие девайсы. По пути домой Грей вместе с женой попадает в аварию, а после – в руки бандитов, которые убивают супругу, а самого его калечат. Богатый клиент по знакомству предлагает опробовать чип с вживлением в спинной мозг, который вернет способность двигаться. Его зовут Стержень, и у него есть сознание и воля.

Кадр из фильма «Апгрейд»

«Апгрейд» написал и поставил Ли Уолнелл, и кто подзабыл, – эта фигура отпочковалась от незабываемого дуэта в связке с Джеймсом Ваном, которая вместо оммажа Тарковскому снимала в австралийской киношколе всякий трешак. Потом из этого получилась «Пила», «Астрал» и подобные сольные проекты. Благодаря богатой на эксперименты предыстории создателя «Апргейд» позиционируется на стыке жанров, где акценты расставлены специфически – ультранасилие от сплаттерпанка, мотив протезирования и установки имплантов от биопанка. Но фантастические условности размазаны по классическому сюжету о подпольной мести таким образом, что мир фильма выпадает на обочину повествования. С тем же самым успехом из многолетней комы некогда восставал Стивен Сигал, и ему не требовались усовершенствования для кровавой вендетты и крепкой пощечины злодейским увальням. Игра Уолнелла в жестокость ограничивается двумя-тремя сценами, оставляя зрителя один на один с неизобретательным триллером-детективом, который настолько отредактирован до сценарного вакуума, что о выпученных допущениях можно сочинять анекдоты на ходу. Эта неуклюжесть во многом выпадает из необходимости Грея общаться с внедренным в него кибернетическим интеллектом не только для решения жизненно важных задач, но и для развития сюжета с пивком в руке. «Апгрейд» написан с оглядкой на «Смертельный приговор» – триллер коллеги Джеймса Вана о мести с Кевином Бейконом. Но в отличие от Грея герою Бейкона было что терять, и за десять лет жанр претерпел существенные изменения – история сама по себе не диктует необходимость в старомодной экспозиции больше, чем на полчаса, где ровным счетом не происходит ничего будоражащего, ведь это, увы, не Пол Верховен.

Уолнелл сдвигает план на тему глобальную, а не социальную, и заключается она как раз в технофобии, а не в искусственной эволюции или сфабрикованной реальности, о которой говорил Кроненберг методами телесной деконструкции. Последний раз об этом напоминали в «Превосходстве» Уолли Пфистера, но если Пфистер – гуманист, то Уолнелл – ироничный и не шибко вдающейся в детали фантазер

Уолнелл сдвигает план на тему глобальную, а не социальную, и заключается она как раз в технофобии, а не в искусственной эволюции или сфабрикованной реальности, о которой говорил Кроненберг методами телесной деконструкции. Последний раз об этом напоминали в «Превосходстве» Уолли Пфистера, но если Пфистер – гуманист, то Уолнелл – ироничный и не шибко вдающейся в детали фантазер, предпочитающий отшутиться в те моменты, когда дело совсем плохо. Логан Маршалл-Грин явно человек, не обделенный комедийной привлекательностью, и на его реакциях построена большая часть зрительского вовлечения вкупе с хореографией и операторской работой в те моменты, когда телом его героя управляет Стержень. Но в сухом остатке страх перед развитием есть перед каждой технической революцией, ведь мануальное пространство, оно так же относительно, как и виртуальное – Грей живет и работает дома, как и его хай-тек попечитель, и разница лишь в том, как отдаются команды для взаимодействия с этим миром. Ведь ключевой вопрос – кем эти команды не исполнены, но отданы. Пока мы хотим стать ими, они еще больше хотят стать нами, и все что им для этого нужно –  наш пароль.