Мстители: Война бесконечности (Avengers: Infinity War), 2018, Энтони Руссо, Джо Руссо

Стас Селицкий о новом фильме вселенной «MARVEL».

Со «Мстителями» дело, поставленное на поток, пошло впрок: ни много ни мало открыт новый вкус газировки. Братья-режиссеры Руссы, конечно же, снимают все те же сериалы с расчетом на размах и бюджет, но вряд ли их что-то и кто-то остановит – стахановцы чеканят материал одной левой и в этом смысле очень подходят боссам киностудии. Не стоит забывать, что самое главное в комиксах – не рассказываемая история, а та история, что теоретически может быть рассказана. В этом «Война бесконечности» — безусловный лидер сезона, несмотря на путанную мифологию отдельных миров и супергероев, их реакцию на подобную условность. Первый раз на другой планете, первый раз видишь инопланетян – ну что ж, всякое бывает. Хотя в «Железном человеке 3» с человеком из-за подобного запросто могла случится паническая атака.

Кадр из фильма «Мстители: Война бесконечности»

Главный антагонист Танос, которого представляли бесчувственным вселенским злом, на деле очень сентиментален и имеет абсурдную мотивацию, застрявшую в пирамиде потребностей между первобытными инстинктами и высшей идеей. Основная драматургическая проблема подобного персонажа в его невероятной силе, ему трудно сопереживать при всем старании, так как у него нет слабости, только привязанности. Бреши и сценарные узлы приходится открывать и закрывать иногда совсем безыскусно, выставляя в неугодном свете определенных героев, что не играет на руку фанбазе. Руссо имеют сценарий с тем же контентом, что и другие постановщики вселенной, но иногда глухи к пониманию ритма и юмора, по причине чего некоторые шутки приводят в недоумение. Шутки шутками, но Супермен же воскрес, несмотря на старания киноделов. Не умрут и остальные.

Руссо имеют сценарий с тем же контентом, что и другие постановщики вселенной, но иногда глухи к пониманию ритма и юмора, по причине чего некоторые шутки приводят в недоумение.

Парадоксальность истории, главным образом, вытекает из многолетней подводки к ней — того самого предвкушения, когда все основные комиксы уже давно написаны, а формула фильмов отполирована до механичности. Казалось бы, это понимают все — и создатели, и зрители, и даже сам Стэн Ли: «Что вы, звездолётов не видели?». Но в фильме есть, как минимум, два-три ударных момента, от которых к горлу подступает ком. Eсли после них вы все еще пожимаете плечами — окей, просто идите на другой фильм.