Назад на болото

Виктор Кроули (Victor Crowley), 2017, Адам Грин

Андрей Волков рассказывает о пародийном слэшере Адама Грина

Американский режиссёр Адам Грин получил известность в хоррор-среде благодаря своему пародийному слэшеру «Топор», позднее превратившемуся во франшизу. Ныне в прокат вышла уже четвёртая часть, которая едва ли окажется последней. Подобно убийце, всегда возвращающемуся на место преступления, Адам Грин никак не может отпустить собственный сюжет о демоническом злодее Викторе Кроули, чей беспокойный дух охраняет болота Хани-Айленд. В третьей части постановщик, правда, уступил режиссёрское кресло дебютанту Б. Д. МакДоннеллу, и уже тогда наметились слабые места истории.

Первые части интересно сочетали натурализм, чёрный юмор и аллюзии ко многим слэшерам прошлого, прежде всего к «Пятнице 13». И ведь правда, в наше время как-то сложно удивить страшилкой об очередном безумном маньяке. Вот развлечь — другое дело. Грину удалось обыграть многие штампы и клише, так что не раз виденная история воспринималась свежо. Однако в триквеле потенциал явно иссяк, в результате чего всё свелось к более-менее стандартному набору среднестатистического слэшера. Радовали лишь пара отличных комедийных сцен, да хороший ритм повествования. Ну и Даниэль Харрис, не без этого.

Кадр из фильма «Виктор Кроули»

Но вот в четвёртой части королева крика заменена группой молодых ребят и девчат, среди которых Перри Шен (он играл во всех частях, причём разных персонажей) воспринимается единственным вменяемым актёром. Он-то как раз старается сохранить пародийную нить истории, преподнести кровавый аттракцион в комическом ключе. Где-то ему это удаётся, особенно в немногочисленных комедийных эпизодах, но по большей части нет, ведь у режиссёра была другая задача – побольше спецэффектов и поменьше всего остального. Более того, юмор стал местами плоским и даже пошлым, как будто постановщик чёрную комедию решил заменить молодёжной, вроде «Американского пирога». Но с антуражем хоррора это явно не вяжется.

Любопытно, что Адам Грин назвал четвёртую часть именем злодея, что могло настроить зрителя на захватывающее повествование о тёмных тайнах Виктора Кроули. Возможно, кто-то даже подумал, что нам наконец-то поведают секрет его необычайной силы и раскроют главный козырь – можно ли раз и навсегда его уничтожить. Однако ничего нового к уже вышедшим трём частям история не добавляет, а традиционный кровавый пролог даже может запутать зрителя – похоже, что постановщик сам не в ладах с хронологией сюжета.

Чёрный юмор претерпел серьёзные изменения, потерял остроту и свежесть. Флёр раскрепощённого постмодернистского сплаттер-балагана оказался безвозвратно утрачен

Режиссёр, впрочем, сумел найти оригинальный ход для своей работы, поместив героев в замкнутое пространство, а именно в упавший на болото самолёт, который атакует Виктор Кроули. Грин на пару с другим режиссёром ужастиков Джо Линчем («Поворот не туда 2: Тупик») даже выступили в камео пилотов, в чьей квалификации можно сразу усомниться, лишь раз взглянув на них. Забавен и Тезз Янси в образе гримёра-гея. Жаль только их роли сводятся к минутному появлению.

Впечатления от новой работы Адама Грина остаются противоречивые. С одной стороны, это нормальный слэшер, ничуть не хуже многих других, но с другой — чёрный юмор претерпел серьёзные изменения, потерял остроту и свежесть. Флёр раскрепощённого постмодернистского сплаттер-балагана оказался безвозвратно утрачен. И стоило ли ради кассовых сборов реанимировать вроде бы закончившуюся историю? Это, конечно, риторический вопрос.

Деньги решают всё не только на экране, но и в жизни, а Виктор Кроули, беспокойный призрак болот Хани-Айленд, вынужден вновь и вновь возвращаться к своему кровавому ремеслу, дабы кто-то мог элементарно заработать на известном бренде. Поистине вечное возвращение, но вовсе не в соответствии с философией Фридриха Ницше.