Скрудж без Рождества

Все деньги мира (All the Money in the World), 2017, Ридли Скотт

Сергей Феофанов рецензирует новую картину Ридли Скотта

Семидесятые, Рим. Группа итальянских разбойников похищает внука Пола Гетти (Кристофер Пламмер) – одного из богатейших людей на Земле. Они требуют выкуп в 17 миллионов долларов, но Гетти отказывается платить и один пенни. Вместо этого миллиардер посылает в Италию знакомого специалиста по безопасности (Марк Уолберг). Он должен найти паренька и подбодрить его мать (Мишель Уильямс), но все идет не по плану, а Гетти-старший продолжает хардкорную экономию. Мать похищенного подростка пытается выжать из свекра хоть немного денег, но безуспешно, произведения искусства волнуют его больше людей.

Кадр из фильма «Все деньги мира»

Телефонные звонки, тревожные новости, упертый миллиардер, буколические бандиты – саспенса в новом фильме Скотта более чем достаточно. Имеется здесь и целый ряд мощных сцен: похищенному мальчику отрезают ухо, его отчаявшаяся мать пытается продать ребятам из Sotheby’s грошовый сувенир, а миллиардер видит себя реинкарнацией римского императора. С точки зрения постановки «Все деньги мира» не в чем упрекнуть. Картина смотрится живо, действие почти не проваливается (несмотря на немалый для этого формата хронометраж), а эффектная операторская работа Дариуша Вольски выгодно подчеркивает ретро-атмосферу семидесятых и национальный колорит с песнями и плясками.

На других фронтах все не так радужно: Уильямс дает классическую сильную женщину, а Уолберг изображает то же самое, что и всегда. В итоге внимание зрителей крадет герой по имени Полтинник (его играет Ромен Дюрис) – один из похитителей, сделавший для освобождения Гетти-младшего больше, чем вся итальянская полиция. Пламмер играет эксцентричного скупердяя с mania grandiosa очень старательно, но его портрет миллиардера получается очень уж карикатурным и одномерным. Многие, верно, вспомнят, что до скандала с харрасментом на роль миллиардера планировали Кевина Спейси, но едва ли замена артиста и пересъемки привели к такому результату – содержательная пустота картины объясняется, главным образом, ее сценарием. Претензий к Пламмеру нет, свою задачу он выполнил хорошо.

У Скотта получился хороший, но безыдейный триллер, доказывающий известную всем максиму: старый конь борозды не портит

Рассуждать о поздних фильмах Скотта вообще довольно сложно и где-то даже бессмысленно: после «Робина Гуда» режиссер понял, что дальше так жить нельзя, перестроился и сделал два больших фильма. После «Советника» даже показалось, что сейчас старик порвет вообще всех, но дальше Ридли сделал проходную библейскую экранизацию и милейшего «Марсианина», а к 2017 году окончательно переключился на жанровое кино без особых затей. Его новая работа представляет собой мастеровитое и крепкое кино, но едва ли хоть кто-нибудь (включая самого режиссера) сможет сказать, зачем его вообще снимали. На этом материале можно было сделать все, что угодно: историю о жадности, размышление об элитах или притчу о неравенстве. У Скотта получился хороший, но безыдейный триллер, доказывающий известную всем максиму: старый конь борозды не портит. Но и глубоко не вспашет, нет.