«When the lights have lost their glow, you’re gonna cry, cry, cry»
J.C.

Звезда родилась (A Star Is Born), 2018, Брэдли Купер

Полина Глухова рецензирует картину Брэдли Купера

«Shallow»- центральная музыкальная тема режиссерского дебюта Брэдли Купера «Звезда родилась», «shallow» переводится как «отмель». Отмель есть то, что случилось с главным героем, кантри-музыкантом Джексоном. С одной стороны, он оказывается вдали от буйного океана славы и своего успеха, с другой стороны — обретает хоть какую-то почву под ногами. Сушей, укромным островом любви и творчества для него становится официантка (?), а на самом деле настоящая дива — Элли. Джексон встречает Элли на отмели, она эту отмель замечает в первый же вечер знакомства, находит слова для чувства отмели, пробуя напеть их на предрассветной парковке перед супермаркетом. До этой же поры сама героиня чувствует только мелководье, зная, что океан есть, он огромен и вдаль, и вглубь, но как выйти туда поплавать?

Кадр из фильма «Звезда родилась»

Джексон заботливо выводит талант Элли на свет, помогает транслировать все то, что не было признано до встречи в трансвестит-баре, все то, что было спрятано под париком и наклеенными бровями. La vie en rose превращается в полную жизнь двух творческих людей, где есть место страсти и совместному поиску. Но когда нос Элли становится не таким уж и огромным для всех остальных, кроме Джексона, и дива становится дивой признанной, Джексон ломается и остается на мели в самом прямом и роковом значении.

Романтический мюзикл, полный мотивов своих предшественников, таких как «Звезда родилась» 1937-ого года с Джанет Гейнор, 1954-ого года, а потом и 1976-ого со Стрейзанд, задышал по-новому, по-современному, а музыка стала отдельным персонажем. Она лечит и калечит. Первое совместное выступление Элли и Джексона, его расхожесть и шум в интернетах являются маячком цифровой эпохи, а героиня Гаги — явлением универсального артиста.

Она обскакивает героя Купера в искренности того, что делает. Ей не знакомо чувство ханжества и снобизма, ведь музыку можно любить в любом платье и делать хороший мейнстрим — хороший навык. Герой Купера страшится быть «ревнивым», так как он понимает, что его самовыражение было бы не полным и не достигло бы своего расцвета, не встреть он «другое» и «свое» «я».

Романтический мюзикл, полный мотивов своих предшественников, задышал по-новому, по-современному, а музыка стала отдельным персонажем. Первое совместное выступление Элли и Джексона является маячком цифровой эпохи, а героиня Гаги — явлением универсального артиста

Увы, там где в киноповествовании начинается премия Грэмми, Элли-билборды, менеджер-злодей, забирающий душу из музыки, начинаются очень широкие мазки, и даже фальшивые ноты. Однако история этой любви настолько правильная и каноничная, что собирает стадионы и делает стадионной именно поэзию (водители лимузинов во главе с отцом Элли, зеленый горошек как лекарство от перелома, поиск музык на хайвеях, пес, как символ чистой семейной жизни), что можно простить любые фальшивые ноты.

Это как Купер, который на рояле наигрывает Гаге тихие «Don’t want to feel another touch / Don’t want to start another fire / Don’t want to know another kiss / No other name falling off my lips» — периодически не попадает или голос подрагивает, однако эти непопады можно пропустить мимо ушей, если ты, конечно, не сноб и любишь фильмы про самые симпатичные формы любви. Хочется верить, что все это не просто история про то, что женщина переплюнула мужчину в успехе, что звезда мужчины угасает, потому что женщина заслоняет ее целой вселенной. А о том, что никакой успех не возможен без любви, о том, что любовь может вдохнуть жизнь во что угодно, а успех не будет иметь никакого значения, когда любовь по несправедливости и  сиюминутному помутнению обрывается, словно ей перекрыли воздух веревкой.

Читайте также: рецензию Армена Абрамяна