Шерлок, 4 сезон (Sherlock), 2016

Дарья Смолина о четвертом сезоне «Шерлока».

Импозантный сыщик, совершивший непродолжительный, но весьма зрелищный трип в Викторианский Лондон, возвращается на телеэкраны, чтобы раз и навсегда разобраться с настойчивым призраком Мориарти. Создатели британского хита, перед которыми стояла непростая задача удивить утомленного ожиданием зрителя, привнесли в продолжение детективной истории немало самоиронии, нотку безумия и понемногу от всего, чем она полюбилась поклонникам. Из первых сезонов позаимствовали противостояние с непримиримым врагом и изощренные головоломки, вслед за третьим продолжили исследовать границы человечности героя, не брезгуя расшевелить пару найденных в специальном выпуске скелетов. Шерлок образца четвертого сезона все столь же самоуверен и столь же последовательно не замечает Ватсона в тени своего гения, пока серый кардинал Майкрофт наступает в собственноручно расставленные капканы.

«Шерлок», рецензия

Продолжение сериала нисколько не красит черта, присущая, хоть и в меньшей степени, предшествующим сезонам: смена постановщиков лишает его целостности, отчего новый «Шерлок» кажется одновременно эксцентричным и консервативным, скомканным и затянутым, скучным и смешным. Вслед за ритмом и настроением меняется и вектор раскрытия образов, что особенно заметно на примере Мэри, которая балансирует между ролями бесполезной помехи и заботливой хранительницы дуэта с Бейкер-стрит, и Майкрофта, противоречиво сочетающего беспринципность и скрытность с заботливостью. И если подобный огрех можно списать на желание придать реализма, то вопиющей нехватке выразительных персонажей, в особенности отрицательных, не удается найти объяснение. Могущественные лишь на словах и меркнущие на фоне величайшего ума современности злодеи сливаются в блеклую массу и исчезают из поля зрения так же стремительно и бесславно, как почти все антагонисты этой саги до них. Нести ответственность за самые зрелищные моменты приходится введенным еще на старте героям, одного из которых даже подняли из могилы ради эффектного появления.

На протяжении всего трех серий создателям удается развернуть сюжетную ленту в двух диаметрально противоположных направлениях – сдержано каноничном и до абсурдности непредсказуемом. Выступающая ядром многих детективных произведений мрачная семейная тайна становится основой линии, включающей непременную детскую травму, родственников неопределенного статуса, но невероятной живучести, и двери, буквальные и фигуральные, которые не стоит открывать. Более того, конфликт Шерлока с похожим на него во всех смыслах, но находящимся по ту сторону спасения врагом оборачивается классическим противостоянием с искаженным отражением, позволяющим увидеть новые грани в самом себе.

Если магия Джоан Роулинг заставила весь мир ожидать писем из Хогвартса, то творение Моффата и Гэтисса дало старт новой мечте – занять место простака Джона Ватсона. Поселиться на Бейкер-стрит у дамы с загадочным прошлым, по счастливой случайности оказаться соседом знаменитого сыщика и играючи раскрывать запутанные преступления. И пусть этот сосед подчас просто невыносим, у него определенно есть стиль.

Вторая крайность, с многочисленными неожиданностями, досадными нестыковками и воскрешением умерших, напоминает одновременно о продолжении «Секретных материалов» и сериалах уровня «Милых обманщиц». Наблюдать за столь искрометными поворотами увлекательно и забавно, но веселье это с оттенком грусти, ведь не пристало мэтрам британского телевидения то ли так явно пренебрегать здравым смыслом, то ли так изощренно потешаться над терпеливо ожидавшим продолжения зрителем. Но самое поразительное не то, что поклонники оказались обмануты, а то, как рады они были обмануться. Проигнорировав суховатую «Шесть Тэтчер» и обвинив в ереси нарочито драматичное, но каноничное «Последнее дело», зрители предпочли откровенно китчевую вторую серию, где странности сыпались бурной лавиной. Но фанаты сериала вовсе не обязаны быть столь же логичными, как его главный герой, да и в итоге все получили то, зачем пришли – чудаковатый детектив под аккомпанемент игривой скрипки. Ведь именно это мы все и любим, не правда ли?

Как бы ни сложилась его дальнейшая судьба, «Шерлок», этот яркий пример всеобщего увлечения социопатией во всех ее проявлениях, останется памятником революционному телевидению, которое вывело в протагонисты без пяти минут злодеев. Хорошие здесь мало отличаются от плохих, мир не делится на черное и белое, а незримая грань всегда настолько близко, что лишь дружеская рука способна удержать от падения. Если магия Джоан Роулинг заставила весь мир ожидать писем из Хогвартса, то творение Моффата и Гэтисса дало старт новой мечте – занять место простака Джона Ватсона. Поселиться на Бейкер-стрит у дамы с загадочным прошлым, по счастливой случайности оказаться соседом знаменитого сыщика и играючи раскрывать запутанные преступления. И пусть этот сосед подчас просто невыносим, у него определенно есть стиль.