Two Way Traffic

Шпионский мост (Bridge of Spies), 2015, Стивен Спилберг

Дмитрий Котов хвалит новый фильм Стивена Спилберга

Очевидно, что один из самых успешных режиссеров в истории кино, создатель первого общепризнанного блокбастера, чье имя стало нарицательным, просто не способен снять откровенную лажу. Кинематографист, нашедший способ уравновесить ценность искусства и коммерческую выгоду, Стивен Спилберг – это железный знак качества. «Шпионский мост», которому не светит встать в один ряд ни со «Списком Шиндлера», ни со спасением рядового Райана, этим самым качеством, что характерно, обладает. Имея весомый опыт в создании исторических фильмов военно-политической тематики, Спилберг при поддержке именитой съемочной группы рисует вполне реалистичную, сочную и эффектную картину биполярного мира времен холодной войны. Иной она и не может нарисоваться, когда сквозь объектив кинокамеры смотрит Януш Камински, под драматичный аккомпанемент Томаса Ньюмана выискивая в кадре уже попорченную морщинами, но все еще пластичную и выразительную физиономию Тома Хэнкса, чтобы передать ее в искусные монтажерские руки Майкла Кана. Достаточно сказать, что эти ребята, включая самого Спилберга, имеют 11 «Оскаров» и 37 номинаций на пятерых.

Шпионский мост, рецензия

«Шпионский мост», рецензия

Сюжет, «inspired by true events», сводится к похождениям отважного и принципиального бруклинского адвоката Джеймса Донована, согласившегося отстаивать гражданские права советского шпиона Рудольфа Абеля, которому на свободной американской земле искрометно светит электрический стул. Добиться снисхождения удается хитрыми нейролингвистическими уловками, лукавыми глазками и полутонами эмоциональных переливов еще не задубевшего за последние годы в череде однообразно унылых ролей старины Тома – уже не Форрест Гамп, но еще и не «лесной болван». Перспектива обменять Абеля на пленного звездно-полосатого летчика, сбитого где-то над причерноморскими районами СССР, открывает зрителю стильные урбанистические пейзажи Восточного Берлина в момент возведения Стены, где и проходят переговоры, способные повлиять на судьбы планеты.

Несмотря на «разговорность» и «кабинетность», из фильма не получилась такая конспирологическая тягомотина, как «Шпион, выйди вон!» Томаса Альфредсона, спасаемый лишь наличием Гари Олдмана. Насыщенность событийного ряда – не конек братьев Коэнов, в случае «Шпионского моста» довольствующихся ролью соавторов сценария. Однако пресная фабула обретает легкость благодаря ритмичной поступательности нарратива, причем это не раздражающее клацанье метронома, а бархатное «тик-так» напольных бабушкиных часов, которое не убаюкивает, а заливает комнату ощущением уюта. Градус ламповости повышает и отличная работа художников. Команда постановщика Адама Штокхаузена (к слову, еще один «оскароносец»), несмотря на ряд мелких косяков, связанных преимущественно с залезшими в кадр анахронизмами, справилась с созданием эстетичных и более-менее достоверных локаций с чувством вкуса и собственного достоинства. Костюмы, интерьеры, светофильтры – всё играет на создание цельной, плотной и однородной внутриэкранной атмосферы.

Создатели «Шпионского моста» не дают какой-либо внятной оценки действиям правительств, спецслужб и разведок обеих стран, возвеличивая лишь образ честного человека, способного идти до конца за свои убеждения, образ «стойкого мужика», как Абель окрестил своего спасителя. Такой своеобразный персоналистический подход, не поощряющий тоталитарное устройство «совка», но и не выставляющий Россию дремучим Мордором с толпами прокремлевских орков, в наши дни не может не подкупать.

Что касается содержания, то фильм вышел именно в тот момент, когда, казалось бы, выгоднее всего было бы – черного пиара ради – плеснуть маслица в костер разгорающейся заново холодной войны между США и Россией. Однако Спилберг вряд ли позволил бы своему детищу потерять обширный постсоветский рынок, опустившись до банальной русофобии. В то время как западные СМИ бурлят панически-агрессивными настроениями на тему мифической российской угрозы, «Шпионский мост» спокойно и доходчиво рассказывает о тесном и непримиримом соперничестве двух сверхдержав с позиции людей, преданных Родине и своему делу. Шпионы, агенты, солдаты и простые люди любого гражданства и убеждений здесь не мажутся ни черной краской, ни белой. Создатели «Шпионского моста» не дают какой-либо внятной оценки действиям правительств, спецслужб и разведок обеих стран, возвеличивая лишь образ честного человека, способного идти до конца за свои убеждения, образ «стойкого мужика», как Абель окрестил своего спасителя. Такой своеобразный персоналистический подход, не поощряющий тоталитарное устройство «совка», но и не выставляющий Россию дремучим Мордором с толпами прокремлевских орков, в наши дни не может не подкупать. Учитывая, что место настоящему американскому патриотизму в фильме тоже нашлось, Спилбергу вновь удалось угодить, что называется, и вашим и нашим. Незамысловатая история, снятая умело и грамотно, сделала хорошие сборы, получила 6 номинаций на «Оскар-2016» и в целом не разочаровала зрителей по обе стороны Атлантики. Хотя откровений от нее ждать, конечно, не стоит – ни исторических, ни политических, ни кинематографических.