Можно ли говорить о скандинавском кино как о феномене?

Наталья Сен-Жермен: Данный термин может быть использован исключительно для объединения кинолент по географическому признаку.

Квитка Фабиан: Прежде всего, как Финляндия не является скандинавской страной, так и финское кино к скандинавскому относить не принято. А вот между датским, шведским, норвежским и исландским кинематографом есть существенные отличия, хотя объединить их под общим названием «скандинавское кино» — правильно.

Наиболее традиционным и известным в мире является кино Швеции: это и работы режиссера Ингмара Бергмана, и такие кинозвезды золотого века кино, как Грета Гарбо, Ингрид Бергман. Современные фильмы и сериалы шведского производства работают на классических рельсах, у них есть свои традиции. Норвежское кино не столь совершенно, немного грубовато и менее отточено. В Исландии кинопроцесс развивается не настолько стремительно и кажется достаточно закрытым. Чего стоит исландская самоуверенность — раздавать главные кинонаграды страны в один день с церемонией «Оскар»!

А датское кино и вовсе является самым экспериментальным, дерзким, социально ориентированным, вскрывающим болезненные раны общества. Такая маленькая страна, а имеет очень сильную киношколу в Копенгагене, и именно в Дании три режиссера (Винтерберг, Триер, Краг-Якобсен) совершили прорыв в кино, придумав формат «Догма 95». Новичку в скандинавском кинематографе нужно двигаться от ознакомления со шведским кино к датскому, далее — норвежское и, только будучи подготовленным, внедряться в исландскую кинокультуру.

Михаил Васильев: Скандинавский кинематограф — термин культурологический, но не географический. Он объединяет киноиндустрии Швеции, Норвегии, Дании и Исландии — страны с общим культурным кодом, близкородственными языками и общей мифологией. В то время как Финляндия — самобытное государство, в это пространство не входящее . Показательно, что сами жители Скандинавии предпочитают называть свой регион «Север» и часто говорят «Север и Финляндия».

Говорить о различиях между, скажем, шведскими и датскими фильмами можно лишь на уровне каких-то бытовых или местных политических реалий. Это единое кинематографическое пространство с общей стилистикой и эстетикой. 99% скандинавских фильмов — копродукция всех четырех стран (так удобно решать проблему с прокатом). Съемочные группы — интернациональны. Шведские и исландские актеры едут учиться в Данию, а датские режиссеры работают в Швеции и Норвегии.

Марья Логинова: Думаю, финское кино стоит исключить из этого списка, так как это совершенно другая нация с отличным от шведского, датского, норвежского и исландского менталитета. В целом, я могу сказать, что термин «скандинавское кино» совершенно оправдан. Во-первых, многие режиссеры работают совместно с создателями фильмов других стран, поэтому порой сложно даже найти чисто шведский или чисто норвежский фильм. Во-вторых, по стилистике и тематике фильмы этих стран часто пересекаются, так что те, кто немного знаком с этим кинематографом, уже может их узнавать на фоне кино из других европейских стран. Выделить, пожалуй, можно только Исландию, так как их фильмы мне кажутся порой более молчаливыми, статичными, возможно, более глубокими в какой-то степени, или иногда наоборот — слишком абсурдными и комичными. К примеру, одними из моих любимых исландских фильмов являются «101 Рейкьявик» и «Свадьба белой ночью» — можно будет сразу понять, что это кино отличается от уже привычных зрителю скандинавских фильмов шведского или датского кинематографа.

Денис Зильбер: Безусловно, культура этих народов во многом схожа. Если обратить внимание, во многих фильмах датчанин, швед и норвежец могут говорить каждый на своём языке, и все понимают друг друга. Различия тоже имеются, но думаю, зрителю будет интереснее самому со временем научиться их находить. Например, посмотрев несколько десятков скандинавских фильмов, он уже сможет наверняка сказать: «Вот этот персонаж – швед».

Дарья Смолина: Фильмы скандинавских стран разнятся, но выделить общие черты несложно. Северное кино обычно скупо на эмоции и художественные средства, но отличается глубиной, психологизмом и социальной актуальностью. Наиболее близки к этому определению датское и шведское кино. Среди норвежского кино много заметных триллеров и хорроров. Финское кино – это прежде всего колоритные работы грустного балагура Аки Каурисмяки, по которым заметно, что скандинавы не так уж сильно отличаются от славян. Исландское кино, как и литература, уделяет большое внимание детективной тематике, что удивительно при нулевом уровне преступности. В кино этой страны важную роль играет местный колорит, показанный с юмором.

Дмитрий Котов: Можно. Кинематограф Северной Европы вообще стоит особняком. Более того, очень часто фильмы делаются в сотрудничестве двух или нескольких северных стран: например, Швеция-Дания, Швеция-Норвегия, Швеция-Дания-Норвегия, сюда же часто подключаются Исландия, Германия и другие европейские страны. Целый сериал про тесный датско-шведский «коворкинг» есть, причем весьма популярный — «Мост». Финляндия формально хоть и не считается скандинавской страной (финно-угорское происхождение народа и языка, а не германо-скандинавское, плюс географические нюансы), разумеется, сильно связана с соседями культурно и исторически (между прочим, шведский язык в Финляндии является вторым государственным). Финское кино в целом находится в русле аналогичных тенденций, особенно если взять, например, замечательного Аки Каурисмяки — пожалуй, лучшего современного финского режиссера (наравне с Клаусом Хярё), известного своим теплым отношением к России и русским (его родители познакомились в парке Монрепо под Выборгом). Хотя местами «финики», конечно, более веселые и более горячие парни, чем «отмороженные» суровые викинги за их западной границей.