Скрытые фигуры (Hidden Figures), 2016, Тед Мелфи

«Раздражающе безупречное кино» — Глеб Тимофеев о «Скрытых фигурах»

Три чернокожие подруги работают в NASA: одна – талантливый математик, другая – одаренный инженер, третья – прирожденный руководитель. Но дело происходит в сегрегированной Вирджинии, так что женщины сидят в полуподвальном помещении, с надписью «цветные вычислители», а навыки, увы, применяются не по назначению: русские запускают в космос спутник, манекены и собак, и вот-вот отправят первого человека, а белому руководству космической программы США проще дать идеологическим противникам воткнуть флаг на Луне и бомбить лучшую из стран из стратосферы, чем признать, что темнокожие леди – тоже люди. Коллеги вооружены метафорическими плантаторскими кнутами – бытовым хамством и мимоходным презрением, важных должностей не дают, зато дают понять своё место при каждом удобном случае, и вообще – разве что цепями к галерам не приковывают. Однако президент грозит пальчиком, налогоплательщики возмущаются, должностные лица потеют и оправдываются, и получается так, что без помощи черных серых мышек не вытащить репку победы в космической гонке.

«Скрытые фигуры», рецензия

С трудом можно представить, что «Скрытые фигуры» — фильм биографический: выхолащиванием реальной истории до стерильного состояния и запиныванием в рамки жанрового, эксплуатационного кино он сильно напоминает «Сноудена» Оливера Стоуна. Старательный Тед Мелфи выступает не столько художником, сколько дизайнером плакатов, и его стремление создать выпуклую, собирательную стереотипность, использовать расовый конфликт и контекст для демонстрации психологических барьеров как явления (а могли быть гендерные, географические — да какие угодно) выглядит почему-то совсем черным юмором с элементами расизма. Здесь все очень с перебором: все белые мужчины выглядят одинаково и работают в сером помещении без окон, все темнокожие женщины – яркие индивидуальности, что в одежде, что в образе мыслей, и живут среди ярких красок, напоминающих мир Эдварда Руки-ножницы. Их окружает голубизна кадиллаков, зелень придомовых участков, насыщенный кирпичный цвет производственных зданий, иссиня-черный космос. Белые менеджеры хамят и свинячат, угнетаемые черные работники терпят с мученическим стоицизмом, утираются с утопически-христианским всепрощением и пашут, самозабвенно пашут на великое будущее великой страны. Предрассудков лишены только бравые белозубые космонавты с пружинистыми походками, да «эмигранты первого сорта» — пожилые польские евреи. Собирательным антагонистом – завистником и дураком – выступает герой Джима Парсонса, и нет более победительного месседжа для черной женщины, чем силой математики утереть нос Шелдону Куперу. Для драматической галочки парой сцен демонстрируют и тяжелое семейное положение героинь: одна, к примеру – вдова с  тремя очаровательными крошками, разговаривающими настолько фальшиво сахарно, что это смотится наемной актерской семьей Барни из «Как я встретил вашу маму». При этом о девочках забывают практически до конца, и участвуют они в двух сценах со словами, и в трех-четырех – всего. И так во всем – расчетливая сладкая вата, и почти ничего сверху.

Мелфи рифмует земные проблемы с препятствиями выходу в космос и уравновешивает глобальные цели человеческими страстями, как будто якорь расизма и предрассудков удерживает мир от взлета прямиком к светлому будущему, к бескрайнему морю возможностей

Мелфи рифмует земные проблемы с препятствиями выходу в космос и уравновешивает глобальные цели человеческими страстями, как будто якорь расизма и предрассудков удерживает мир от взлета прямиком к светлому будушему, к бескрайнему морю возможностей. А черные ангелы выступают спасителями – только они знают ангем, только они способны выучить фортран и разобраться в программировании. Они работают в НАСА – потому, что носят очки, а не потому, что носят юбки. Всё это, по большому счету, должно раздражать, весь этот дистилированный современный блексплотейшн, вся эта манипулятивность – но, как и в случае со сходной по тону «Прислугой», пусть и с меньшим юмористическим уклоном, этого практически не происходит. Даже тем, кому обрыдло навязывание кино про расовые конфликты, «Скрытые фигуры» могут понравиться – именно за счет вытравливания личного при сохранении эмпатических крючков. Героини Мелфи – хорошие типажи, несимпатичные, но обаятельные и харизматичные. Юмор отдельными моментами очень классный – к примеру, в сцене, когда четверо белых мужчин спрашивают у темнокожей женщины не русская ли она шпионка. А также очень нетипичный, и особенно удивительный для фильма, учитывая выпуклость всего остального, взгляд на расизм: в нем больше от милгрэмских офисных войн, от теории разбитых окон, чем от какой-то всамделишной ненависти. Трудолюбивые умные женщины добиваются своего без требований и нытья, упорным трудом, хорошей и достойной работой, и коллегам становится неловко. Хороший и полезный вывод – что более всего на предубеждения влияют не наглые требования, а качественно сделанное дело, и «Скрытые фигуры» этот вывод симпатично культивируют.