Смерть Людовика XIV (La mort de Louis XIV), 2016,  Альберт Серра

Эрик Шургот находит картину Альберта Серра прекрасной и величественной

Среди выцветающей роскоши своего великолепного века, дряхлым стариком доживает последние дни тот, кто однажды замкнул на себе французское государство. «Король солнце» еще не при смерти, но уже с трудом силится подняться с кровати, в религиозном порыве рвется на мессу, но уже отменяет важный совет министров. Его решений по самым важным вопросам, как и в былые годы, с нетерпением ждут, не смея действовать без одобрения святейшего монарха. А сам король уже полностью отдался на милость врачам, что так долго залечивали его многочисленные болячки и упустили из виду элементарную гангрену. Впереди Людовика ждут несколько мучительных ночей агонии и безуспешных попыток отсрочить неизбежное.

«Смерть Людовика XIV», рецензия

Фильм Альберта Серра может служить ярчайшим примером того, что кино способно «работать» даже тогда, когда его сюжет можно легко описать одним предложением. Казалось бы, король всю картину испускает дух в объятиях роскошного убранства. Но медленное увядание, заключенное в тесноту спальных комнат Версаля и окруженное шепотом слуг и врачей, увлекает с первых кадров меланхоличной поэзией неотвратимой смерти. Написать это полотно режиссеру помог Жан-Пьер Лео, прошедший со своим величественным героем путь от назойливого недомогания, через мучительную боль, до угасания в полном беспамятстве. Герой Лео умирает с каждой минутой, костенея, меняясь в лице и взгляде. Встречая зрителя добродушным стариком, салютующим своим верноподданным и радующимся тому, что в покои привели любимых гончих, король Людовик переступает предел, откуда нет возврата. В одной из ключевых сцен фильма камера с минуту замирает на лежащем в постели монархе, устало глядящем в камеру и машинально дожевывающем свой ужин. В его глазах отчаянье смешивается с осознанием – преодолев торги с судьбой через лекаря-шарлатана, Людовик переходит в короткую стадию тоски, резко сменяющуюся смирением обессиленного больного. Для окружающих, хоть они того и не осознают в полной мере, уходит эпоха, но для обмякшего старика пространство сузилось до спальни, из которой в зарешеченное окошко виднеется зеленый лес.

Фильм Серра родился из несостоявшегося перформанса и перекочевал в исторически актуальные интерьеры, чем режиссер не преминул воспользоваться. Несмотря на то, что зритель видит больного с одних и тех же ракурсов, буквально каждый кадр фильма прекрасен до мелочей — деталей, присущих полотнам великих мастеров живописи

Фильм Серра родился из несостоявшегося перформанса и перекочевал в исторически актуальные интерьеры, чем режиссер не преминул воспользоваться. Несмотря на то, что зритель видит больного с одних и тех же ракурсов, буквально каждый кадр фильма прекрасен до мелочей — деталей, присущих полотнам великих мастеров живописи. Серра дорожит статичным кадром, предпочитая движение внутри него, создавая ощущение оживающей картины. «Смерть Людовика XIV» можно смело отнести к одним из самых красивых и эстетически выверенных фильмов современности, создаваемым Серра кинопространством хочется любоваться, хотя внутри него агония, беспомощное бормотание жрецов Эскулапа и почерневшая от гангрены конечность. Скорбное действо в руках эстета превращается в произведение искусства с большой буквы, будь то анатомическое вскрытие под кистью Рембрандта или гибель шахтеров под пером Золя. Альберт Серра, при поддержке Жана-Пьера Лео, рисует последние часы жизни одного из величайших монархов Франции одновременно мрачно и величественно, как и подобает статусу умирающего. Перед отвратительным лицом смерти все равны, даже короли превратятся в гниющий кусок плоти, но при этом не уронят своего достоинства. После смерти Людовика начнется вскрытие, которое остановит, сломав четвертую стену, врач Фагон. Остановит, чтобы прервать наконец агонию, от которой невозможно было оторваться.