Сноуден (Snowden), 2016, Оливер Стоун

Глеб Тимофеев ругает «Сноудена» Оливера Стоуна.

Молодой патриот получает медотвод из спецназа, но стране нужны не его верная рука и меткий глаз, а его мозги. Эдварда Сноудена вербуют айтишником в АНБ, следить, выявлять и надзирать. После АНБ будет ЦРУ, потом снова АНБ, и каждый раз мерзость государственных тайн, методов слежки, цинизм чиновников и грязь разведывательной работы будут давить на Эда, отравляя здоровье и личную жизнь, пока Сноуден не предаст Большого Брата, слив прессе засекреченную информацию и волей случая поселившись в аэропорту Шереметьево.

«Сноуден», рецензия

Задача снять шпионский триллер – жанровое кино – на основе реальных событий не настолько амбициозна, как может показаться, ведь законы кинематографа уютны для настоящей истории, а журналистские или документальные материалы смотрелись бы (и смотрятся) значительно интереснее, и – что самое забавное – ничуть не менее художественно. После «Сноудена» Оливера Стоуна остаётся ощущение, что режиссёр сильно торопился с канонизацей последнего идеалиста, и вместо живого человека и живых приключений получились похождения манекена-Электроника в декорациях «Родины», где плоский главный герой, слишком умный для бойца, слишком честный для разведчика – так комиксообразен, что мог бы обеспечивать ай-ти поддержку команде «Мстителей». Вторичному с точки зрения киноязыка, но симпатичному сюжетом фильму – вот парадокс – только во вред все это «основано на реальных событиях» — без Сноудена кино вышло бы крепким жанровым середняком, но для истории беглого агента ЦРУ версия Стоуна выглядит и вовсе катастрофой, загоняющей её в голливудские рамки и полностью обесценивающей. Это как байопик про реального боксёра превратить в «Рокки» с Иваном Драго, ради красоты эффекта. От кинометодов получается впечатление, как от рассекреченных материалов за авторством резидента времен холодной войны – в мире, где реальных героев шпионского триллера можно наблюдать целующимися в инстаграмме (check out Lindsay Mills), кино про них получается искусственным, выхолощенным и мертворожденным. Это как Green Zone с Мэттом Деймоном, когда конечный продукт выглядит настолько пустым, что паранойя заставляет предположить идеологическое прикрытие: снять о политически, так сказать, животрепещущей теме настолько плохое и неактуальное зрелище, чтобы само яление намертво спаялось с использованными клише и перестало восприниматься всерьез. То ли просто нынешние работники спецслужб – не люди в черном, не джеймсыбонды, а просто хорошо владеют медиаконтекстом и их жизнь и работа взаправду похожи на дурацкое кино.

И в результате после «Сноудена» хочется не заклеивать скотчем камеры и не прятать телефоны в микроволновку. Хочется посоветовать подмигивать ноутбуку после мастурбации – ни одному агенту не захочется на это смотреть.

Здесь же полный набор: очень показательно, что последней соломинкой, сломивший хребет Сноуденского патриотизма, стало зловещее вмешательство в его личную жизнь. Это не попытка принизить подвиг – Стоун не скрывает восхищения диссидентом – а расчетливый прием для более легкого отождествления зрителя с героем и его решениями. Остальное соответствует – и визуализация синхронизации эпилепсии Эдварда с болью от масштабов правительственной лжи, что живо напоминает Стеньку Разина и его «душа болит»; и внимание к техническим деталям, как у «Хауса» к медицине; и молчаливое одобрение сквозь затравленные взгляды от коллег-товарищей по несчастью, этакого запуганного гиковского гетто посреди уверенных White supremacist со стаканами скотча, вершителей судеб. Где надо – остросюжетненько, где надо – показ на весь мир, на всех языках под пафосную музыку. Злодеи, обливаясь потом и раздувая ноздри, смотрят в ноутбуки на разоблачения, второстепенные герои аплодируют и чокаются с экраном, прозревшая девушка умиляется и едет отрабатывать жену декабриста, et cetera, et cetera. Сам Сноуден смотрит передачу о себе в декорациях «Иронии Судьбы», бывшие сограждане злорадствуют, что придётся вкусить «свободы путинского режима» — всё это затмевает важное: историю о человеке без паспорта, застрявшем в шарике, быстро забытом и мало кому интересном. Это страшно, но не видно в фильме, у Стоуна тональность «Блондинки в законе». И в результате после «Сноудена» хочется не заклеивать скотчем камеры и не прятать телефоны в микроволновку. Хочется посоветовать подмигивать ноутбуку после мастурбации – ни одному агенту не захочется на это смотреть.