Человек человеку — свет

Свет в океане (The Light Between Oceans), 2016, Дерек Сиенфрэнс

Дмитрий Котов хвалит новый фильм Дерека Сиенфрэнса.

После «Валентинки» и «Места под соснами» стало ясно, что Дерек Сиенфрэнс как режиссер-постановщик вполне органично чувствует себя, погружаясь в драматические перипетии сложных отношений между мужчиной и женщиной. Потому экранизация одноименного романа М. Л. Стедман «Свет в океане» получилась не менее насыщенной психологически и пропиталась трагичной романтикой супружеского единения, изуродованного жестокой иронией коварного фатума.

Нет более каноничного штампа для обозначения критической степени одиночества, чем должность смотрителя маяка. Повидавший ужасы едва отгремевшей Первой мировой войны, отставной офицер Том Шербурн подписывает себя на добровольную ссылку, в которой единственными друзьями ему назначены холодные волны двух океанов и серые скалы удаленного западноавстралийского острова с говорящим именем Янус. Но молодая и трепетная Изабель внезапным и, как кажется, иррациональным образом проникается нежными чувствами к молчаливому и потерянному затворнику, возвращая краски его блеклой одинокой жизни…

svet-v-okeane

«Свет в океане», рецензия

Неописуемые красоты Новой Зеландии, сыгравшие не последнюю роль в успехе всемирно известной трилогии Питера Джексона, — отличный фон для развития сюжета, сконцентрированного на эмоциях и переживаниях супругов, сметенных и вымотанных географической изоляцией и двумя выкидышами. Примечательно, что Сиенфрэнс умело работает не только с визуальным благолепием природы, но и с ее звуками. Дополнительное напряжение методично создают тревожные шумы — шум ветра, шум дождя, шум океана. Не просто грамотная работа звукорежиссера в ключевых сценах, а иллюзорное воплощение непостижимых сил мироздания — предостерегающих, взывающих к сердцам героев, возвещающих о грядущих бедах и испытаниях.

Единственный существенный недостаток этой щекотливой истории — предсказуемость и незамысловатость отдельных сюжетных поворотов. Уж слишком неслучайны все случайные совпадения, слишком просто и красиво складываются кусочки паззла с изображением всей тупиковости идеально продуманного драматургического расклада. К берегу прибьется именно та лодка и именно в тот момент. Терзаемый муками совести герой заприметит именно ту женщину у именно той могилы… Deus ex machina с очаровательным ангельским личиком белокурой малышки уж слишком заметно и громко играет судьбами героев, словно звонкой погремушкой. Ружье на стене из рук вон плохо замаскировано под серебряную безделушку, а назревающий «синдром Раскольникова» чересчур симптоматичен…

Единственный существенный недостаток этой щекотливой истории — предсказуемость и незамысловатость отдельных сюжетных поворотов. Уж слишком неслучайны все случайные совпадения, слишком просто и красиво складываются кусочки паззла с изображением всей тупиковости идеально продуманного драматургического расклада.

Всю беззатейливость злого рока с лихвой компенсируют поистине мощные актерские работы. Сиенфрэнс будто бы издалека чует потенциальные экранные пары, которые вживаются в свои киношные отношения столь глубоко, что после съемок с пугающим постоянством переносят их в жизнь. Так вышло и в этот раз. Нельзя однозначно сказать, что Фассбендер и Викандер прекрасно смотрятся в кадре вдвоем, в контексте чего на ум приходит крайне натуралистичная в своей неловкости первая постельная сцена фильма. Зато по отдельности эти две фигуры столь профессиональны, что наблюдение за мимикой, жестикуляцией и движениями глаз отчаявшихся, напуганных и загнанных в угол персонажей вызывает мурашки. Ровно то же можно сказать и о вечно цветущей Рейчел Вайс, которая притягательна, женственна, пластична и интересна не меньше, чем в «Фонтане» десять лет назад.

Стоит признать, что хитросплетенное плутовство высших сил все-таки складывается с финальными эпизодами в нечто логичное, изящное и на удивление жизненное. Исход партии, несмотря на все компромиссы, достигнутые под дулом снятого со стены ружья, неоднозначен и оставляет терпкое послевкусие. «Свет в океане» или, если перевести дословно, «Свет между океанами» — это продолжение жизни путем зарождения новой, в которой и видится всеобъемлющий смысл бытия. Вот только жизненный свет, как прожектор маяка, имеет свойство вращаться вокруг своей оси, освещая попеременно две стороны одного острова, омываемые двумя разными океанами. Вычерчивая два лика Януса — повелителя Хаоса, бога входов и выходов, начала и конца. Яркий луч мечется между подлостью и милосердием, отчаянием и мужеством, жертвенностью и эгоизмом. Трагедия в том, что одно от другого впотьмах отличить бывает практически невозможно.