Тайна 7 сестер (Seven Sisters), 2017, Томми Виркола

Дарья Смолина рассказывает о фильме Томми Вирколы

Завязка новой ленты ироничного норвежца Томми Вирколы предельно драматична: население планеты разрослось до невероятных масштабов, поставив под угрозу существование всего человечества. Спасти драгоценные ресурсы призвана правительственная программа, ограничивающая количество детей в семье и отправляющая всех, кроме удачливого первенца, в глубокий криосон. Оказавшись дедом семерых близнецов, бунтарь поневоле Терренс Сеттман (Уиллем Дефо) спасает младенцев от чистки, дает им имена по дням недели и прячет подальше от людских глаз. Проходят годы, идентичные женщины успешно функционируют под общим именем Карен, выходя в мир лишь в свой день, пока однажды Понедельник уходит и не возвращается, нарушая безрадостный, но безупречно отлаженный порядок жизни сестер.

«Тайна 7 сестер», рецензия

Вслед за рядом проектов текущего года, в основе сюжета которых множество воплощенных одним актером характеров, антиутопия сервиса Нетфликс опирается на не вызывающий особых сомнений талант Нуми Рапас. Однако авторам едва ли удалось повторить успех научно-фантастического сериала «Темное дитя», сравнения с которым трудно избежать. Если каждый из сыгранных Татьяной Маслани клонов настолько индивидуален и неповторим, что кажется делом рук отдельной актрисы, то сестры Сеттман выглядят женщиной, примеряющей разные образы на пике личностного кризиса. Причиной тому не однообразие костюмов и париков, а поверхностная проработка персонажей, ведь из семи героинь лишь единицы проступают из общей массы, а остальным решительно не хватает глубины и контекста. Даже удачные флэшбеки в детство сестер позволяют лишь наметить основные отличительные черты, а для полноценного развития не хватает даже ощутимого двухчасового хронометража. Возможности актерского состава использованы неумело: Нуми Рапас удается продемонстрировать лишь отличную физическую подготовку, экранное время убедительного Уиллема Дефо преступно мало, а неповторимая в образе злодеек Гленн Клоуз выступает в роли шаблонной антагонистки.

Немало сценарных решений вызывает недоумение, как иррациональная идея о женщинах, выдающих себя за одну при помощи неизменной прически и идентичного макияжа. Вопреки уверенности Вирколы и компании в данном вопросе, у дамы, которая выглядит одинаково изо дня в день, гораздо больше шансов выделиться своей странностью, чем слиться с окружением. «Тайну 7 сестёр» сложно воспринимать, ведь не до конца ясно, как именно ее позиционируют авторы. Окрашенная в мрачные тона картина мира напоминает скорее о документальных фильмах, посвященных обществу потребления, чем о нелогичных антиутопиях поколения «Голодных игр». Однако неглупый гуманитарный посыл быстро скрывается за семейной драмой, чтобы затем окончательно утратить смысл в лавине лихорадочного действия. При тех же исходных данных, избавленное от жанровой дихотомии кино могло быть другим – непретенциозным экшном или цельной антиутопией. Для первого фильм излишне нетороплив, хотя боевые сцены поставлены изобретательно и умело, а поиск идей о человечности, милосердии и долге требует сильного желания читать между строк.

Фильм сложно воспринимать, ведь не до конца ясно, как именно его позиционируют авторы. Окрашенная в мрачные тона картина мира напоминает скорее о документальных фильмах, посвященных обществу потребления, чем о нелогичных антиутопиях поколения «Голодных игр». Однако неглупый гуманитарный посыл быстро скрывается за семейной драмой, чтобы затем окончательно утратить смысл в лавине лихорадочного действия

Проект, столь выделяющийся на фоне других работ режиссера, был явной попыткой обозначить новое направление, однако фильму явно не достает юмора ранних картин Вирколы. При далеком от реальности и умеренно нелепом сюжете, «Тайне 7 сестер» достает дерзости воспринимать себя излишне серьезно. Яркие сцены и нестандартные ходы перемежевываются неуместной драмой и неспешными диалогами, давая в результате вызывающее минимум эмоций кино. Ответ на прозвучавший в слогане вопрос  «Что случилось с Понедельник?», предельно прост. Ничего интересного не произошло.