Темная башня (The Dark Tower), 2017, Николай Арсель

Екатерина Волкова ругает «Темную башню»

 «… Кино имеет свойство замораживать для зрителей героев и места действия. Читая книгу, каждый может по-разному представлять себе Роланда или Сюзанну, но после просмотра фильма ваше воображение застынет, и вы скажете: «О, оказывается Роланд Дискейн похож на Билли Боба Торнтона, а Эдди Дин — на Брэда Питта!»

Как же вы ошибались, мистер Кинг. Экранизация «Темной башни» и на долю секунды не заморозила наше, читателей, воображение. Роланд, Джейк, Эдди, Сюзанна так и остались жить собственной жизнью, где-то в уголочке памяти. Там с предзакатного неба льется медовый свет, а тишину нарушает только шепот лепестков роз, алых, как глаза злого Короля. Башня стоит и будет стоять, пока бьется сердце хотя бы одного постоянного читателя.

Рухнула та, другая, из снятого по мотивам фильма Арселя. Ее спасли в конце ленты вместе с мальчиком Джейком и ЧСД Роланда, но по камню побежали трещины сразу после титров. Дурной запашок пошел от проекта, когда Роланда начали ваять не по книге, а по понятиям о современных супергероях. Все, кто читал вступление к «Стрелку», помнят, как рождалась история. Пустыню — апофеоз всех пустынь. Странника, изможденного годами погони и сотнями боев, которому знакома горечь поражения, а скорбь разъела душу столетия назад. Его одежда пропитана кровью друзей, высохшей и истлевшей, а за руки цепляются тысячи мертвецов. У странника есть револьверы с рукоятками из сандалового дерева, и есть Башня. У Роланда в фильме есть хот-дог. Герой в исполнении Эльбы – всю жизнь хорошо питавшийся обитатель предместья, с путешествиями знакомый по брошюрам в туристическом бюро, у которого две заботы: ипотека и кризис среднего возраста. Хот-дог есть и у Джейка. Булочка и сосиска в сдвинувшемся мире Арселя отлично заменяют мальчику убитую мать. Это и логично, ведь события в фильме показаны с его точки зрения. Не с точки зрения книжного Джейка, никакого потока сознания, терзаний, сомнений (Я умер, я не умер), а самого обычного американского подростка из кинофэнтези, обладающего суперспособностями. Собственно, и режиссерское видение вселенной «Темной башни» дальше подросткового фэнтези не пошло. В связи с тем, что воплощенный в киноленте мир к книге и Кингу имеет мало отношения, намалеванные на стенке розы, Оверлук, шарики и «спагетти» работают против ленты, лишний раз напоминая о том, чего мы так долго ждали и чего лишились за полтора часа экранного времени.

«Темная башня», рецензия

Создатели стараются напоминать зрителю о том, что смотрит он именно «Темную башню», а не клон «Посвященного» или «Дивергента», заставляя героев правильно здороваться и повторять: «Ты забыл лицо своего отца». Отцы для Арселя значительней Марты для Снайдера. Важнее мести за убитого батю для Роланда дела нет, если только попытка заменить Джейку геройски погибшего папку (детский рейтинг, а потому вариант «вышел за сигаретами и не вернулся», создатели не рассматривали). Башня? Раком Башню. Спасение мира? Раком мир. Снимая кино для дебилов, создатели не стесняются ударяться в клише, всячески избегая неудобоваримых крайностей. Так намеком и молчанием обошли судьбу матери Роланда, оставив всякую попытку сделать персонаж хоть капельку глубже, чем завернутая в черный плащ утка. Папашку Роланда мы, кстати, поимеем несчастье увидеть: на осколках старого мира, среди актеров, притворяющихся мертвецами. Пожалуй, сцена гибели Стивена Дискейна самая нелепая за всю ленту. Два негра в подозрительно похожей на мундир янки форме ведут пораженческие беседы, пока сзади подкрадывается страшный белый человек — стильный «черный» МакКонахи. Эта драма масштаба «Мурзилки» насмешила бы и приконченную Блейном олениху.

«Кроме того, в книгах «Темной Башни» так много событий, что они не уложатся в один фильм — нужно снимать трилогию вроде «Властелина колец» или даже телесериал»

Вы не правы, мистер Кинг, чтобы уложиться в полтора часа экранного времени нужно было всего лишь выбросить из повествования все, кроме пары имен и названий. Современные герои предпочитают трансгрессироваться злодеям в зад, а не тащиться по умирающему миру, полному опасностей, сколачивая ка-тет и выручая за пригоршню кукурузных зерен забытые Ктулху деревеньки. Важен не путь, важен – результат, который может быть только один – хэппи-энд. Удивительно, что в конце Роланд не сжимает в страстных объятиях Уолтера, скрепляя отношения браком и усыновлением Джейка, которого они долго и счастливо воспитывают в любви к больным СПИДом геям-афроамериканцам, образуя апофеоз всех корректностей. Детский рейтинг и скудный бюджет не зря намекали, что зритель зря будет ждать не только порева с демонами, но и зрелищности. Потеряв в событийности, лента ничего не приобрела в экшене. Добрая половина времени уходит на бестолковые объяснения и пережевывание соплей. Даже апокалипсис, тот самый сферический звездец, который грозил наступить с разрушением Башни, затронул только краешек Нью-Йорка, а ужасно страшные монстры постеснялись показаться при белом свете оттюнингованным с помощью пластики американцам, ограничившись плевком Роланду в подмышку. В конце уже невозможно отделаться от мысли, что пытаясь разрешить Арселя от творческого затыка, его лично вздрючил Алый король, но потом, испугавшись последствий, заставил сделать аборт, полученный результат назвав фильмом, «Темной башней».

«Поэтому, если вы хотите узнать историю Роланда, вам придется пойти не в кинотеатр, а в книжный магазин»

А вот это абсолютно верная мысль, сэй Кинг.