Глеб Тимофеев о главной роли Идриса Эльбы в экранизации «Темной башни» Стивена Кинга

Мы живем в мире победившего расизма. То ли прошлое до сих пор кровоточит, то ли просто используется удобным предлогом для всякого рода требований различной наглости – но все больше уверенности, что правдив второй вариант. Чем не показателен «Оскар», на который определенного цвета лобби, базируясь исключительно на расистских понятиях, требует чуть ли не квоты? Детта Уокер бы злорадно хохотала, это да, но есть ощущение, что Одетта Холмс вряд ли была бы рада такому выхлопу своей борьбы. Внимание на расовом вопросе акцентируется вовсе не республиканскими ораторами, а исключительно чернокожими активистами, и в своей публичной однобокости все больше напоминает удобную позицию феминисток, слышать не желающих о всеобщей воинской обязанности. Прискорбно, но расовое неравенство – очевидный бред для любого современного и просвещенного человека – существует де-факто и будет существовать, пока его используют в качестве политических аргументов те, кому это удобно.

Как вы догадались, нынче речь о буквальной трактовке словосочетания «Темная башня», где главную роль внезапно исполняет Идрис Эльба. Только ленивый еще не высказался в духе «да они там с ума посходили», в то время как лица публичные высказываются очень аккуратно, сдержанно и максимально толерантно. И разумеется, можно притащить дюжину аргументов «за». «Темная башня» — постмодернитское, в базовом смысле, произведение – представляет собой мешанину общеизвестных сюжетов и сеттингов. То «Семь Самураев» со световыми мечами, то путешествия во времени, то футуристический рыцарский роман с мистикой, сексом и роботами-предателями. Литературные миры, похожие на лоскутное одеяло, с запутанной внутренней логикой вообще непросто поддаются экранизации – так что они весьма требовательны к сохранению духа, но относительно пластичны, если речь идет о букве. Как следствие, нас наверняка ждет еще множество изменений, допущений и рассинхронизации с первоисточником, и это совершенно нормально.

Теперь для восстановления равновесия Нельсона Манделу или Мохаммеда Али (или хотя бы Сюзанну Дин) должен сыграть кто-нибудь белый, иначе Матурин расстроится, лучи сломаются, башня рухнет и мир сдвинется еще дальше

Другое дело, что кроме таланта в актерском ремесле существует понятие «типаж». И там, где определенная характерная особенность важна для сюжета – выкидывать ее в угоду каким-то политическим целям довольно бессмысленно. Тарантиновский «Джанго» не мог быть про белого парня – уберите оттуда Джейми Фокса, как пропадет контекст. Если Гэндальф Белый вдруг был бы черным – это оксюморон. Есть только два вероятных сценария, где возможен непредусмотренный первоисточником интернационал. Первый – отсутствие в принципе упоминания о расе. Уилл Смит вместо Мэтта Деймона в роли «Марсианина» Марка Уотни? Легко. Никому бы в голову не пришло относиться к фильму иначе. Второй – «оригинальное», постмодернистское прочтение. Пусть Иисус-кореец и чернокожий Линкольн вместе охотятся на вампиров – welcome, но Джен Эйр не может играть одноногий пожилой китаец, это просто глупо. Расовое многобразие – вещь замечательная везде, где это применимо: в Хогвартсах, в джедайских советах и так далее, но наязывать его в ненужных местах нелепо и даже опасно. Вряд ли, конечно, так уж повинен сам Идрис Эльба – хотя, чтобы даже идти на пробы белого парня, тут надо либо «Майкл Джексон-стайл», либо напрочь забыть лицо своего отца.

Настоящие отсутствие дискриминации – это когда никто не обращает внимания на цвет кожи, если же определенные решения вызывают одно лишь недоумение – это сигнальный флаг, что что-то не в порядке. В том, что в последнее время, если существует вероятность для персонажа быть представителем каких угодно меньшинств, то персонаж с 95% вероятностью окажется представителям этих самых меньшинств, определенно есть что-то нездоровое, и (само)дискриминации в таком положении вещей – почти как рабстве. Да, у всей этой риторики есть замечательная контраргументация – даже при отсутствии юридических барьеров пышным цветом цветут барьеры психологические. Другими словами, очень хорошо толерастить однополые браки в бложике, или разрешать на государственном уровне, но это не помешает регрессивной общественности передергиваться при виде или бить обрезками трубы. Синхронизация рационального понимания и эмоционального принятия – вообще вещь не простая, и текущая политика только способствует разделению. А что касается кастинга «Темной Башни» — теперь для восстановления равновесия Нельсона Манделу или Мохаммеда Али (или хотя бы Сюзанну Дин) должен сыграть кто-нибудь белый, иначе Матурин расстроится, лучи сломаются, башня рухнет и мир сдвинется еще дальше. Впрочем, если Блейна Моно будет озвучивать Эллин Маклейн, я все прощу – остается только скрестить пальцы.