Мать Революция

Артур Сумароков продолжает рассказывать о Новом немецком кино. В очередном выпуске [Terra Incognita] — рецензия на «Розу Люксембург» Маргарет фон Тротта

Доминирующее присутствие левацкого дискурса в Новом немецком кино является естественным проявлением присущего всем представителям этого движения духа бунтарства, ловкой и дерзкой провокации. Необходимо учитывать и то, что ко времени своего кинематографического расцвета немецкие левые отошли если не в тень, то на эшафот истории. Впрочем, в этой практически вселенской тоске по революции со стороны основных деятелей немецкого авторского кинематографа ощущалось неистовое и неистребимое желание выстрадать своё право на самоопределение, идя тропой потерь и провокаций.

Маргарет фон Тротта, тесно связанную личными и творческими отношениями с Фолькером Шлёндорфом и Райнером Вернером Фассбиндером, по праву принято считать ведущей феминисткой Нового немецкого кино. На фоне более идеологически размытой кинематографической вселенной Ульрике Оттингер киноработы фон Тротта отличает чрезвычайная насыщенность идейного содержания, хотя и киноязык постановщицы был в достаточной степени выразителен и самобытен. Хотя дебютный фильм фон Тротта «Потерянная честь Катарины Блюм» на уровне владения кинематографическим языком был чересчур ученическим, слишком встроенным в многослойный дискурс великого Фассбиндера (в фильмах которого образ Германии ХХ века как расхристанной женщины на распутье времени был обрисован чётко и абсолютно). Дебют фон Тротта лишь подчеркивал эту рефлексию, но самостоятельной картина не была.

Кадр из фильма «Роза Люксембург» Маргарет фон Тротта

После громадного фестивального успеха своей четвертой по счету ленты «Свинцовые времена» 1981 года, посвященной анархистке Гудрун Энслин и ее отношениям с родной сестрой Кристианой, Маргарет фон Тротта не могла не обратиться к трагической биографии одной из главных революционерок прошлого века — Розы Люксембург — в одноименной киноленте 1986 года. До падения Берлинской стены оставалось всего ничего, представители Нового немецкого кино все сильнее задавливались ещё более безбашенными молодыми кинодеятелями (тем же Йоргом Буттгерайтом), наступала эпоха перемен, и фильм «Роза Люксембург» не стал ни манифестом, ни эпитафией, — политическую мысль режиссер в своей кинокартине размыла илом личного, практически интимного вхождения в биографию госпожи Люксембург. Как и в предыдущих лентах фон Тротта (особенно в вышеупомянутых «Свинцовых временах»), сильнейшая идейная составляющая уравновешивается здесь реалистическим сопереживанием главным героиням, образы которых были демифологизированы.

В «Розе Люксембург» фон Тротта проводит деконструкцию значимого (и не только для немецкой истории) персонажа, зарифмовывая перипетии ее жизни с актуальной режиссеру современностью. Роза Люксембург — больше женщина, чем политик, в полном нюансировок исполнении Барбарой Зуковой — обращаясь с трибун к зрителю, выражает общие чаяния Германии восьмидесятых. Следует отметить, что фон Тротта выписывала образ главной героини из писем последней, ставя силу слова выше визуальных образов. Аскетичность киноязыка смотрится естественно на фоне власти текста и риторики; зритель не столько следит за развитием жизненных подробностей Солдата в юбке, сколько на уровне физиологического осязания, на уровне слуха, проникается внутренними терзаниями главной героини. Уже в 2011 году Том Хупер повторит такой же подход к пониманию сущности героя в обласканном Оскарами «Король говорит!», но фон Тротта все же более убедительна в использовании этого приема.

В «Розе Люксембург» фон Тротта проводит деконструкцию значимого (и не только для немецкой истории) персонажа, зарифмовывая перипетии ее жизни с актуальной режиссеру современностью

Чтение как первостепенный метод понимания личности Кровавой Розы сменяется в фильме подспудным её почитанием. Фон Тротта, прекрасно понимая запрос тогдашнего общества на четко сформулированные манифесты, черпает настоящее из колодца прошлого, и каждой своей убедительной речью ее Роза Люксембург призывает не бояться (себя, общества, себя в обществе) и действовать сообразно логике истории и ее хищных вещей. Многомерности картине не хватает — насколько глубоко она фокусируется на центральной героине, настолько же все окружающие Розу кажутся лишь тенями на ее фоне. Впрочем, в этой абсолютной власти одного персонажа нет ничего удивительного: фон Тротта ощущает свою близость к противоречивой революционерке и через призму ее исторического опыта снимает кино о себе и для себя. Так чуть проще рефлексировать своё прошлое и настоящее, и так гораздо лучше осознавать себя как независимую творческую личность.

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ КОЛОНКИ

Terra incognita: Новое немецкое кино

2 декабря, 2017, 13:49|0 Comments

Артур Сумароков завершает рассказ о новом немецком кино

Terra incognita: «Город мечты» Йоханнеса Шаафа

13 ноября, 2017, 14:32|0 Comments

Артур Сумароков рассказывает об экранизации романа Альфреда Кубина

Terra incognita: Улли Ломмель

24 октября, 2017, 14:17|0 Comments

Артур Сумароков рассказывает об Улли Ломмеле