Антон Фомочкин рассказывает о самых занятных кинопремьерах этого апреля

 

Гоголь. Вий (5 апреля)

Выпущенные в прокат первые два часа сериала про простого литературного неудачника Колю Гоголя, у которого лучше всего получается быть писарем криминалиста, выстрелили в денежном эквиваленте — неожиданно, кажется, и для самих создателей. Заодно окупив бюджет всего отснятого материала. Для приличия от идеи выпуска пяти картин (просто склеивая по две серии в каждую) отказались. Потому на экраны выходит вторая часть эпохальной трилогии про гжель-вечеринку на Диканьке: с всадниками, нечистью, карикатурными селянами и Александром Петровым в парике. Персонаж Меньшикова отправился на тот лунный свет, но, видимо, ненадолго. Пока его нет, будущий автор «Мертвых душ» собирает отряд аборигенов – кузнец, философ-экзорист, коп, да пьющий доктор — и пускается в крестовый поход против инфернального супостата. В этом сегменте ждем появление того самого «поднимите мне веки» и Хомы Брута.

 

Жажда смерти (5 апреля)

Многострадальный ремейк культовой у любителей Б-боевиков одноименной нетленки. Картина слабо сочеталась с социальной обстановкой в стране, за что планомерно поплатилась от прессы. Хотя карьеру Брюса Уиллиса не потопит и это. Постановщиком выступил живой классик натуралистичного садистского порно Элай Рот, последний раз выступивший дублем из двух картин: высказывания о закопавшей себя буржуазии и экологической сатиры. Не обошелся без второго дна, судя по ревью, и этот фильм, в прокате выступивший средне. Остается надеяться, что от сценарного драфта певца «крови, наглости, пуль и бензина» Джо Карнахана что-то да осталось, а не сгинуло в производственном аду.

 

Мария Магдалина (5 апреля)

Запутавшийся в своей осторожности и нежелании раздражать даже самые ортодоксальные части христианской конфессии фильм постановщика «Льва». В методах картина недалеко ушла от оскаровской нетленки с привкусом карри. Видимо, самым смелым, что смог этот фильм образовать, так и останется фото со съемок, где Руни Мара в образе курит у трехметрового распятия. Тем страннее, что «Вайнштейн компани» окончательно умирает именно с этой картиной наверху послужного списка. Критика самозабвенно потопталась на фильме после первых показов, не спас даже феминистический наратив. Сейчас ситуация немного выправилась. Ах да, апостол Петр здесь – негр.

 

Ремпейдж (12 апреля)

Новый фильм Бреда Пейтона, пару лет назад в связке со Скалой выпустивший один из самых легких и драйвовых «гилти плежер» с бюджетом около ста миллионов. В «Разломе Сан-Андреаса» земля упоительно тонула, Александра Даддарио выживала, а харизма Скалы ее спасала и не тонула. Ныне Северная Америка содрогнется от гигантской гориллы. И гигантского волка. И гигантского крокодила?! Генные эксперименты к добру не приводят. Приматолог (!) в исполнении Скалы разгребет эти развалы, спасет страну, мир, и своего друга Джорджа, который в этого гиганта и превратился. Как говорил Таг Спидман в великом фильме Бена Стиллера: «Опять мир спасать, опять мне». Так и хочется добавить: «Этой весной опять». Особенно непросто, когда с автоматом наперевес умудряешься на ходу вывести антидот. Ох.

 

Тихое место (12 апреля)

Он – Джон Красински, она – Эмили Блант, его жена, у них двое детей, живут на ферме, где свежий воздух «американской глубинки» — часть хорошей экологии. Одна незадача: вокруг монстры, и чтобы как-то просыпаться утром и не быть растерзанными, нужно хранить тишину. Основная интрига в том, кто из детей это молчание нарушит. А, может, не из детей? А что тогда будет? По части интриги уже третий режиссерский проект Красински довольно очевиден. Но зашкаливающая критика намекает на какое-то развитие ситуации. Впрочем, когда общая позитивная нота в критике была показателем хорошего фильма? Особенно в жанре хоррор. Но если и ждать сюрприза, то, вероятно, от этого фильма, тем более студии Парамаунт кассовый хит сейчас необходим как воздух.

 

Турецкое седло (12 апреля)

А теперь главное – приз гильдии киноведов и кинокритиков прошедшего «Кинотавра» (заодно приз за музыку). Новая картина Юсупа Разыкова, автора, оставшегося на задворках авторского кино (его, кажется, до сих пор нигде и нет) фильма «Стыд», в перерывах между полными метрами снимающего сериалы. Ильич – ранее агент КГБ и ФСБ, ныне на пенсии. Его специальность – слежка. По выходу на пенсию он устроился в торговый центр охранником. Неприметный пожилой мужчина следует за разными людьми, которые порой и не догадываются о своем преследователе. Все изменилось с появлением семейной пары этажом выше. Ильич влюбился в соседку и отныне следует за ней. Остановиться он не может, лишь расплывшись в мечтательной истоме заключить: «За ними глаз да глаз нужен».

 

Тренер (19 апреля)

Режиссерский дебют Данилы Козловского, где он — исполнитель главной роли, автор сценария и продюсер. Футболист национальной сборной в значимый момент промахивается с пенальти (что для нашей команды норма), завершает карьеру и кутит сверх меры. После этого попадает за решетку, откуда его вытягивают и устраивают тренером маленькой, но дружной провинциальной команды, футболисты которой просят не лезть, а уж играть они будут как могут. Тренер принципиальный, делать нечего, а тут еще победы, надежды, заодно женщина появляется, ради которой. Какая здесь интрига, промо-материалы замалчивают. Но очевидно, что победа, русский человек все может, а уж футбольный клуб без легионеров и подавно. Наверное. В синопсисе фигурирует слово «чудо». Посмотрим, какое оно – футбольное чудо — хотя бы на экране, в жизни-то мы этого в ближайшие годы этого не увидим точно.

 

Привидение (26 апреля)

Некогда новая экранизация прозы Николаса Спаркса выходила каждый сезон, затем и сборы упали, и книги закончились, потому началось освоение любой подростковой любовной прозы, чтобы на постере была возможность напечатать слово «бестселлер». Юная артистка Райс (дочь персонажа Рассела Кроу из «Славных парней) имеет непростые отношения с неким астральным духом, который вынужден каждый божий день менять свое тело. Трудности начинаются, когда тело, в котором оказывается наш нематериальный герой, уедет в другую страну по настоянию родителей. Есть еще одна преграда, главная – остаться в чьем-то теле значит лишить его постоянного сознания. В общем, «все сложно».

 

Правда или действие (26 апреля)

Новый проект монетизатора жанра Джейсона Блума, у которого, кажется, ни один год не обходится без колоссального успеха. Название не врет – в основе концепта лежит классическая игра для буйных и пьяных компаний друзей. Передается эта напасть примерно как «преследователь» в картине «Оно» (той, которая с Майкой Монро и Идиотом Достоевского, прочитанным в телефоне) – носитель вклинивается в группку друзей, собирает их, начинает игру и стремительно убегает, оставив новоявленных товарищей в ожидании продолжения. Томительное ожидание прекращается после первой смерти; откажешься от выполнения из ниоткуда взявшегося задания – умрешь. Одна деталь – канонический вопрос задают прохожие, принявшие ухмылку николсоновского Джокера.

 

Лицо (26 апреля)

Обладатель гран-при Берлинского кинофестиваля этого года. Новая работа важной для польского кино постановщицы Малгожаты Шумовской, которая через художественное преувеличение в сюжете продолжает говорить о своей родине сегодняшнего дня. Рокер Яцек работает строителем на высокой статуе Иисуса Христа, в один прекрасный день он падает с нее и чудом остается жив, пересадить приходится лишь его лицо (в оригинале картина называется более грубо: «Рожа»). Трудность оказывается прозаичной – новое лицо разрушает самоидентефикацию Яцека, да и окружающие его люди тоже с трудом мирятся с новым обликом.