Glamorous

Тор: Рагнарёк (Thor: Ragnarok), 2017, Тайка Вайтити

Денис Виленкин критикует новый эпизод «Тора»

В Асгарде дела идут не очень, Локи властвует и не разделяет ни с кем свой виноград, Тор сражается с демонами настоящего и почти не вспоминает о демонах прошлого (бедная Джейн Фостер), а Хеймдалл джедайствует по лесам, пока его работу выполняет эталонный спэйсмарин из Вархаммера — Карл Урбан. Из многовекового небытия заявляется Кейт Бланшетт в роли агрессивной Эванесенс, стиснувшей наряд Кэти Перри, и говорит, что она тут будет править, пинком посылая Тора на планету с гладиаторскими боями, где Криса Хемсворта уже ждёт коллега с работы. Богу Грома предстоит долгая работа с электоратом на пути к восстановлению межзвёздной справедливости.

«Тор: Рагнарёк», рецензия

Отправившись по пути модного «less dramatic» наименьшего драматургического сопротивления и заметно поднаторев в эстетике «Хи-Мена и Властелинов вселенной» Тайка Вайтити меняет стилистику обложки олдового мифологического фолианта на обложку synthwave-альбома конца 80-х. Он хватается за радужный мост Бифрест, что за гитару из Гитар Хироу, рассчитывая обновлённую вселенную как бы из этой точки, кивая предшественникам Бране и Тейлору: «У вас посреди Асгарда огромный переливающийся эквалайзер, ну какой Темный мир?!». Прихватив по дороге «Планету Халка» и «Мировую войну» и вскользь глянув, как там чего, режиссер позаимствовал оттуда две вещи — арену и команду сопротивленцев. Вайтити играет одного из них — укутанного пеленой милостивого умопомешательства Корга, который похож на наевшегося скумы стражника, внезапно окликивающего вас на болотах «Обливиона». Это хорошо для всеобщего playmobil`а и этим нужно было ограничиться. Комическое перевоплощение всего и вся в «Рагнареке» никак не сказывается на перевоплощениях внутренних, и фильм предательски принимает вид инсинуации заговорщика-шута. Игдрассиль не гудит, предвосхищяя апокалипсис, Ёрмунгад не выбрасывается из океана, из хеля не причаливает Нагльфар.

Антагонист агонизирует привычной Альтрон-полемикой, мир будет захвачен во имя его величества Захвата, Тору в видениях приходит сэр Энтони Хопкинс, стоящий около обрыва в красивом костюме успешного сыровара и очень дорого смотрящий перед собой одним глазом. Когда же на этом самом обрыве появится Локи в костюме Брайана Молко, то на секундочку покажется, что это все хороший бекстейдж для клипа: поле, длинноволосые парни, и нет даже привычного для сюжетопостроения братского ножа из-за пазухи, который Тор истинным мазохистом стерпит. Но еще через секундочку Локи замечется между шалостью и пакостью, Грандмастер взмахнет рукой, и где-то из правой колонки должна политься: «We flying the first class // Up in the sky // Poppin’ champagne // Livin’ my life // In the fast lane // And I won’t change».

Игдрассиль не гудит, предвосхищяя апокалипсис, Ёрмунгад не выбрасывается из океана, из хеля не причаливает Нагльфар

Вместо этого льются убеждения, — Рагнарек это очень и очень серьезно, затем скользкая ухмылка Голдблюма, обойма шуток про ориентацию или про то, что Халк – дебил. А затем снова: нет, вы не поняли, Рагнарек — это очень, очень серьезно. И в один миг просветления (как у Тора с папой) приходит понимание — все, что раздражало в «Царстве тьмы» просто оголограммизировалось, стало «синтюшным» и «стражегалактевым», сравнение уже неизбежно, в особенности, когда Тайка не стесняется пошутить про корабль для оргий, где ни к чему лучше не прикасаться (будто бы это все еще Енот и ультрафиолет). Человек приходит со своим 3D-принтером, карандашами, фломастерами на типичные марвеловские задники и говорит, что сейчас сделает всем весело. Вот и думаешь, что замечательно вылетающий за пределы экрана молот и удачная музыкальная аранжировка — штука, которая не требовала столь радикальной смены тона. Зак, к примеру, Снайдер тоже сделал бы гипнотически красиво, расписавшись на обложке альбома на свой манер. Вот только он ещё и открыл бы его, чтобы поменять треклист, а не пытался усиленно захлопнуть в cd-коробку кассетный авесом-микс, делая вид, что все закрылось.

Нет, не закрывается, воронка не схлопнулась, герои дрейфуют по бескрайнему космосу. И ведь для того, чтобы их вновь подобрали братья Руссо, не стоило сжигать Асгард. Но что с них взять, с революционеров.